Итоги работы прокуратуры Псковской области в 2021 году – пресс-конференция в медиацентре ПАИ

Прокурор Псковской области Грибов Иван Владимирович на пресс-конференции в медиацентре ПАИ рассказал, какова ситуация с преступностью в Псковской области, насколько благодаря усилиям прокуратуры сократились долги по зарплате, сколько в 2021 году в Псковской области было преступлений против детей и кто может посетить новый памятник Петру I, установленный у здания Псковской областной прокуратуры. Предлагаем вашему вниманию стенограмму встречи.

– Добрый день, коллеги, добрый день, уважаемые гости. Рада всех приветствовать в нашем медиацентре Псковского агентства информации. Сегодня у нас в гостях прокурор Псковской области Грибов Иван Владимирович. Иван Владимирович, добрый день. Рады видеть вас у нас в гостях. И разрешите вначале напомнить, что в январе прокуратуре России исполнилось 300 лет. Примите наши искренние поздравления с этой датой. Хотелось бы отметить, что мы ведем прямую трансляцию. Сегодня к нам дистанционно присоединились все районные газеты, они наблюдают за трансляцией в социальной сети «ВКонтакте», также они там могут задать свои вопросы, как и все жители региона. Мы за этим следим, и если появятся какие-то вопросы, мы их обязательно озвучим во время пресс-конференции. Наша сегодняшняя пресс-конференция посвящена итогам деятельности органов прокуратуры региона в 2021 году. Иван Владимирович, мой первый вопрос будет о том, какие главные результаты работы за прошлый год.

– Спасибо! Во-первых, спасибо, что ваша площадка позволяет собрать все средства массовой информации, удобно, что есть возможность подключиться коллегам из всех районов. И если будут вопросы от них, тоже постараемся на них ответить. По итогам года. Работали достаточно плотно в течение года, если обратиться к нашим цифрам, то количество нарушений, которые прокуроры выявили на территории Псковской области, – более 20 тысяч. Достаточно высокая цифра. Могу сказать, что основные направления, которые перед нами ставит руководство Генеральной прокуратуры, были охвачены прокурорским надзором. По предметам, о том, чем наиболее усиленно занимались прокуроры, постараюсь вкратце рассказать.

Зарплата. Мы столкнулись с тем, что в 2020 году на территории региона было 140 млн рублей задолженности по зарплате, в течение 2020 года нам удалось значительно снизить. На начало 2021 года у нас была порядка 40 млн задолженность. То есть год мы работали плотно. Возникали новые предприятия с долгами, возникали предприятия, которые пытались скрыть такую задолженность. Но в итоге с 40 млн мы на сегодняшний день имеем задолженность 3,7 млн. Соответственно, и состояние законности в этой сфере улучшилось. Мы это видим по тому количеству обращений, которое достаточно сильно снизилось на фоне такой картины.  

Пандемия. Понятно, что внесли большие коррективы в жизнь людей эти вопросы. Мы получили просто колоссальное количество жалоб на то, что люди не хотят прививаться и соблюдать ограничения. Здесь приходилось вести разъяснительную работу. С другой стороны, нужно было защищать и права врачей, которые работают в этой сфере. Мы помним, что по одному из обращений врачей скорой помощи нам пришлось вмешаться. Кого-то восстановили на работе, кому-то выплатили денежные средства, которые им причитались. И такие случаи в нашей деятельности происходили.

Социальная сфера. Очень уязвимые для людей вопросы, когда что-то они недополучают от государства. И даже какие-то незначительные суммы вызывают достаточно неправильную реакцию. Поэтому в этой сфере мы защищали права инвалидов, людей, которые находятся в местах с ограничениями. Примером хорошей работы является случай, когда мы проводили проверку по тем выплатам, которые граждане у нас получают. И люди, находящиеся на дому, когда к ним приходит соцработник, им оказывается соцуслуга, выяснили, что тариф оказался завышенным. В 13 районах региона такая картина была, мы вмешались. Получается, 3 тысячам людей произвели перерасчет и вернули определенные денежные средства. Понятно, что сумма в целом для них небольшая, но для такой категории людей это очень ощутимо. Приходилось и такие вещи осуществлять.

Сфера ЖКХ. Выезжаем в районы, практически всегда получаем жалобы на ЖКХ, на работу управляющих компаний. Понятно, что объективные причины – это изношенный фонд, понятно, что денежных средств, которые собираются, хотелось бы больше, но это все за счет людей происходит. И здесь, естественно, мы видим, что недорабатывают и управляющие компании, и денежных средств не хватает, но, тем не менее, работали в этом направлении плотно. Тоже большое количество нарушений. Где-то поправляли управляющие компании, где-то приходилось прокурору вручную вмешиваться. Вчера получил от жителя Опочки благодарственное письмо, когда прокурор у нас каждое утро выезжал на объект и смотрел, чтобы людям сделали крышу, потому что заволокитили этот вопрос. И он в ручном режиме, получается, пытался сделать так, и, слава Богу, крышу людям сделали. В рамках капитального ремонта. И такие примеры нашей работы есть. 

По защите бизнеса. Одно из направлений, которое мы тоже выполняем. Здесь есть несколько составляющих. Одна из них – мы очень внимательно смотрим на то, чтобы своевременно с предпринимателями рассчитывались. Потому что проводят государственный контракт, муниципальный контракт, и предпринимателю очень важно вовремя получить денежные средства. Тоже выявляли много нарушений. За год мы вмешались и предпринимателям возместили порядка 300 млн рублей. По нашим актам реагирования, чтобы это было вовремя сделано.

Вы помните, что в 2020 году у нас был достаточно большой рост смертей от ДТП. Поэтому комплексно эту работу проводили, прокуроры вмешивались в ремонт дорог, порядка 250 участков дорог отремонтировали по актам прокурорского реагирования. И в целом мы видим снижение смертности на 15%. Это неплохой итог, результат нашей работы.

Нацпроекты. 12 нацпроектов реализовывается на территории региона, везде денежные средства. Везде прокуроры должны пристально смотреть, чтобы осуществлялось все качественно, вовремя, чтобы денежные средства кто-то не похитил. Тем не менее мы здесь тоже видим нарушения. Как пример, случай, когда буквально недавно у нас возбудили по Порхову уголовное дело, на 7 млн якобы сделали ремонтные работы на реке Шелонь, и выясняется там, что ничего не сделано. Дело возбудили, расследование ведем. Детскую площадку в Великих Луках, если вы помните, якобы построили качественную. Вышли прокуроры, посмотрели – абсолютное несоответствие тому, что там должно быть, дело у нас сейчас рассматривается в суде. Будем ждать результатов.

Естественно, для Псковской области – это окружающая среда. Большое количество работ провели. У нас была такая проблема, как задолженность по арендаторам леса. Мы проводили совещания, разбирались. Непонятно, каким образом можно брать у государства лес и не платить арендные платежи. Тем не менее такая ситуация была. На начало года долгов от этих арендаторов на 20 млн, но поработали, сейчас практически текущая задолженность – 370 тысяч, это как бы такие рабочие моменты. И удалось немножко сдвинуть ситуацию с тем, что укомплектовалась штатная численность работников, которые в этой сфере заняты. Потому что была маленькая зарплата, этим манипулировали: маленькая зарплата, никто не хочет работать. Была определенная неясность. Но с мертвой точки более-менее сдвинулись, более 85% комплект, работа в этом плане улучшается.

Не могу не сказать про криминогенную ситуацию, про состояние преступности. Что в целом мы имеем? 8307 преступлений по году. Это в целом на 7,2% снизилось по сравнению с прошлым годом. Общая преступность в регионе снижается. Но нас больше всего всегда интересует состояние преступности – тяжкие и особо тяжкие преступления, потому что они совершаются, как правило, независимо от деятельности правоохранительных органов. Здесь тоже есть положительный сдвиг: на 19% у нас преступность тяжких и особо тяжких снизилась. Это неплохая картина для региона. Неплохо то, что преступления по закладчикам, когда наркотики раскладывают наркодилеры, здесь удалось добиться вообще очень высокой раскрываемости – 95%. Это неплохая работа. Надо удерживать эти проценты. И подростковая преступность тоже на треть снизилась, в общем-то, тоже неплохая картина.

И в целом прокуроры осуществляют надзор за тем, чтобы было качественное расследование уголовных дел, качественное рассмотрение в суде. Здесь можем как положительный сдвиг сказать о том, что у нас в 2 раза сократилось количество лиц, которые реабилитированы в рамках досудебной стадии. Это о чем говорит? О том, что в 2 раза меньше людей были необоснованно подвергнуты в сфере уголовного преследования, меньше фактов, когда приходится государству признать, что необоснованно людей подвергали этим мерам уголовно-процессуального принуждения. И количество оправданных в суде у нас также снизилось. Это говорит о том, что по году качество расследования уголовных дел объективно улучшилось.

– Спасибо большое, Иван Владимирович. Одна из важных тем, которой занимается прокуратура, – это борьба с коррупцией. Раньше с определенной периодичностью в СМИ мы видели информацию о том, что за взятки задержаны служащие каких-то ведомств, сотрудники каких-то организаций. Почему стало меньше таких сообщений? Меньше стали ловить или меньше стали совершать таких преступлений?

– Если посмотреть в сухом остатке, то у нас, наоборот, в 2021 году количество фактов взяточничества возросло, по сравнению с предыдущим годом. Другой вопрос, что вам бы, наверное, хотелось услышать какие-то яркие примеры этих фактов? Ну, может быть, это и не плохо, что мы сохраняем в регионе более-менее нормальную обстановку. Но, тем не менее, у нас факты взяточничества были зарегистрированы, когда в Великих Луках преподаватели умудрились на 300 тысяч со студентов взяток получать на сдаче экзаменов.

Мы в свое время подняли вопрос в рамках нашей группы по коррупции о том, что у нас провозятся грузы по территории региона, где не платятся необходимые платежи, а просто договариваются с работниками о том, чтобы можно провезти, и сотрудник угадан, с фактами взяток мы задержали, приличная сумма. Также мы понимаем, что приграничная территория, и, естественно, есть информация о том, что везется определенный нелегальный груз через территорию области. Когда заигрывают с так называемыми платежами. И здесь тоже мы выявляли факт взятки, когда таможенному работнику давались приличные денежные суммы, и в целом, по сути, мы на тот момент пресекли канал перевозки таких грузов через территорию Псковской области. Поэтому работа по взяткам ведется, я не скажу, что ее нет. Такие результаты по году.

– А взятки – совершенно разные суммы? Маленькие, большие? Как сейчас обстоит?

– Мы ориентируемся на то, чтобы работа все-таки проводилась не по факту выявления мелких взяток, а как раз-таки с теми объектами, где предполагаем определенное поражение в правильности происходящей ситуации. Направление мы видим, занимаемся им  и там выявляем. А мелкие взятки – понятно, что у нас на дорогах граждане пытаются дать денег, понятно, что и студенты могут, и листки нетрудоспособности. Есть такие факты. Мы на них свои усилия не сосредотачиваем, потому что это все-таки направление, которым тоже надо заниматься, но оно меньше требует усилий, и хвастаться перед населением о том, что мы только этим занимаемся, - я считаю, что это нецелесообразно. Сейчас, например, немножко поработали, выявили в регионе случай, когда у нас стали за выдачу сертификата о прививках и за внесение в базу брать деньги. Такие дела мы возбудили, факты у нас есть, информация есть, но надо на это реагировать, потому что это уже ненормальная ситуация, когда подделывают эти документы и берут за это деньги.

– А какие сферы на сегодня наиболее подвержены  коррупционным проявлениям?

– Если мы говорим про уголовно-правовую составляющую, то это всегда, в большей степени, сфера, где определенные денежные средства, где какие-то разрешительные действия осуществляются. Нацпроекты – деньги, кто-то с кем-то хочет поделиться, где-то со сферой отката, закупки, когда требуется дать определенное разрешение. Сотруднику полиции 500 тысяч дают за то, чтобы он не составил административный протокол и не было проблем у предпринимателя. Это же тоже ненормально! Такие факты в основном для уголовно-правовой составляющей. Если в целом брать про определенные коррупционные нарушения, то у нас есть текущая работа, когда надо проверять, например, декларации о доходах, возложена на нас такая обязанность. Конечно, выявляем массу нарушений. Но она такого плана, чтобы поправить работу, провести ее в соответствие, а не то чтобы добиться каких-то санкционных действий в отношении чиновников.

– А если сравнивать с предыдущими годами, как вы оцениваете, как изменилась статистика по коррупционным преступлениям?

– Небольшой рост мы имеем по коррупционным преступлениям, как я сказал, по сфере взяток, по сфере закупок. Но еще раз говорю: принципиальная позиция у нас – определять возможные сферы, пораженные коррупционным проявлением, и уже там ими заниматься. Потому что работать в хаотичном положении дел, просто выявляя, это неправильно. Мы собираем правоохранительные органы в рамках координационной деятельности, обозначаем определенные направления, где мы видим проявление определенных нарушений. И когда мы там уже наводим порядок, где-то приходится вмешиваться уголовно-правовыми методами, это все-таки целенаправленная работа, это основной вектор изменения работы по борьбе с коррупцией.

– Спасибо большое. Иван Владимирович, я хочу предоставить слово моим коллегам, чтобы они задали вопросы. Представьтесь, пожалуйста.

– Доброе утро, Иван Владимирович. Александр Машкарин, Псковское агентство информации. Практически каждый месяц мы видим в тех или иных регионах пресс-релизы прокуратуры, которые касаются защиты прав детей-сирот. Как правило, это связано с предоставлением им квартир, жилой площади и так далее. У нас в регионе как с этим обстоит дело? Каким образом наша региональная прокуратура защищает права детей-сирот? Спасибо.

– Это направление, которое находится на моем постоянном контроле. Я общаюсь с коллегами из разных регионов. Действительно, страна большая, и в разных регионах эта проблема выглядит по-разному. Есть регионы, где в свое время, уже давно, эту проблему закрыли, и у них уже нет вопросов, связанных с тем, чтобы не выдавать детям жилье. Там уже больше вопросы качества жилья, еще чего-то. У нас в регионе мы знаем, и вы тоже, что большой объем детей, более полутора тысяч, которым уже сейчас положено выдать жилье. Полторы тысячи детей! Если в деньгах это посчитать, то порядка 2 млрд надо сегодня дать, чтобы люди получили жилье и начали жить. Серьезная проблема. Тем не менее, мы к ней тоже подходим комплексно. Видим и понимание губернатора региона к этой проблеме.

В 2020 году, когда были полностью освоены деньги, удалось еще получить из федерального бюджета большое количество денег, во втором полугодии нам пришлось просто с прокурорами в ручном управлении, мною была поставлена задача, чтобы ни одна копейка, которая положена на закупку жилья, не осталась без освоения. И поверьте мне, до конца года это было очень сложно сделать. Потому что у нас многие муниципалитеты не сильно старались в этом вопросе. Если бы прокуроры за это не взялись, то жилье не было бы закуплено. В 2021 году мы получили такую проблему с Псковом. Когда, скажем так, формально подошли к этому вопросу, обставились бумагами и отчитались о том, что мы не можем закупить жилье. Простое решение вопроса. А на самом деле люди остались без жилья. Мы подходим к этому вопросу очень комплексно. Первое, с чего мы начинаем: почему ребенок оказался сиротой? Первая задача прокуроров смотреть, как только ребенок получает статус, где вся система профилактики, почему ребенок стал сиротой? Где органы полиции, где органы опеки и попечительства, образования? Почему ребенок оказался в такой ситуации? Надо начинать с корня проблемы, потому что неблагополучные семьи должны охватываться нашей профилактической деятельностью органов государства. И дети не должны попадать в такую сферу. Если уже ребенок оказался, тогда начинается другая работа: во-первых, да, чтобы жилье ему было выдано, чтобы он был поставлен в очередь вовремя. Если у ребенка есть свое жилье, оно должно сохраняться органами местного самоуправления. Если он получил жилье, то оно должно соответствовать качеству. У нас в Печорах есть уголовное дело, умудрились закупить детям-сиротам жилье, еще в нем и жить нельзя.

И такие факты есть. Поэтому проблема смотрится комплексно. Наша задача – обеспечивать равные права всех детей. Сейчас есть общая очередность в регионе, мы ее видим, пытаемся, чтобы каждая копейка вовремя была освоена. Предлагаем наши варианты решения проблемы. В частности, мы предложили расширить форму предоставления определенных форм решения этой проблемы. Одна из них – это получение сертификата. В том году немножко критично к нам относились, тем не менее, согласились с нами, приняли закон, ввели этот институт. 18 детей-сирот получили по сертификату жилье. Это дало определенный экономический результат, когда сэкономилось 5 млн, и еще можно порядка 3 квартир в Пскове или в районе докупить детям-сиротам. Мы видим определенный положительный сдвиг. Кроме того, когда мы разбирали ситуацию с Псковом, с чем здесь столкнулись. В регионе раз в год принималось положение о том, по какой цене должно закупаться жилье, естественно, бывает, цена быстро варьируется. В Пскове так и получилось. На начало года цена была одна, за счет того, что в том году у нас пошел рост цен на жилье, к моменту закупок никто по этой цене не захотел городу продавать. Но это о чем говорит? О том, что, ребята, надо быть адекватными. Если такая ситуация, будьте добры быстро менять. Заставили наши органы власти, теперь они приняли положение, теперь они более часто пересматривают эту стоимость жилья. И в том году по нашей инициативе увеличили стоимость жилья, и благодаря еще вмешательству губернатора все-таки 8 квартир по Пскову детям-сиротам мы смогли закупить. Поэтому комплексно ведем работу. Главная задача – максимально постараться, чтобы больше дети получили жилье. Здесь с органами власти работаем по возможности увеличения каких-то средств на решение этой проблемы.

Александр Машкарин: С вашего позволения, я немножко продолжу эту тему в целом, про детей, не про детей-сирот. Тоже очень часто мы видим разного рода сообщения о преступлениях, совершаемых против детей. К сожалению, и Новый год не обошелся без таких печальных новостей. В Псковской области есть ли такие преступления, что это за преступления и как прокуратура работает с такими правонарушениями?

– Преступления, против подростков совершаемые, конечно же, есть в регионе. Их число чуть больше 400 в целом на область. 70% из них – это преступления по неуплате алиментов. И оставшееся небольшое количество преступлений, условно говоря, можно на 3 категории разделить. Первое – когда действительно преступление против здоровья детей, как правило, избиения, небольшое количество, около 14. Вторая – против собственности. Как правило, у детей крадут сотовый, около 18 преступлений. И третья – это половые преступления. Здесь около 45 преступлений. К сожалению, последний вид преступлений – каждый год меняющееся, непонятное что-то что происходит с обществом. 25 лет я работаю в органах прокуратуры, раньше такого не было. Приходят сводки, и приходят по такому виду преступлений, пока сложно понять, что является мотивацией в голове этих людей. И такая категория тоже есть.

– Спасибо большое. Коллеги, еще вопросы, пожалуйста.

– Иван Владимирович, добрый день. Информационное агентство «Россия ТАСС», Алексей Семенов. В июне прошлого года все мы помним, как на прямую линию к президенту России дозвонился один из руководителей наших управляющих компаний и обозначил проблему с водоснабжением микрорайона на Завеличье. Не буду напоминать, мы все и так помним. И прокуратура Псковской области начала проверку по факту ненадлежащего водоснабжения многоэтажек, грубо говоря. Есть ли результаты этой проверки? Может, предварительные итоги? Может, она еще ведется? Можно озвучить?

– Да, такое обращение было. Мы, естественно, сразу же подключились к ней. Могу сказать, что до этого уже в наше поле зрения этот вопрос попадал. Мы его знали, думали, может, что-то новое появилось. Нет. В принципе, ситуация понятна. Получается, что трубы, которые используются в этих домах – я, кстати, сам живу в одном из этих домов, – они в силу определенной жесткости воды быстро забиваются, и забиваются фильтры, которые на входе в эти дома. Надо заниматься смягчением воды. По тем стандартам советского времени, которые существуют, при вводе в эксплуатацию домов требований жесткости воды как таковых не существовало. И не существует. Это и является основным моментом в том, что мы не смогли предъявить какие-то претензии к тем застройщикам, которые вводили в эксплуатацию. Тем не менее, вопрос мы прорабатывали с региональными властями. Понимание решения этой проблемы есть. Сейчас, понятно, мы отреагировали, что нельзя оставлять ситуацию в таком виде. Сейчас первый этап – это проработка документации, она уже начата, на строительство станции смягчения воды. И есть понимание, что при подтверждении проектной документации будет открыто федеральное финансирование на решение этой проблемы.

– Спасибо большое. Разрешите мне задать вопрос. Скажите, пожалуйста, Иван Владимирович, к вам обращаются с жалобами и обращениями по совершенно различным, как мы уже поняли, поводам, это касается всех сфер жизни, очень большой спектр вопросов у вас. Скажите, пожалуйста, как часто прокуратура реагирует на публикации в интернете? Как часто такие публикации становятся поводом для прокурорских проверок?

– Часто. Сейчас, по сути, интернет дублирует все иные источники информации, которые к нам поступают. Понятно, что большой поток информации мы получаем от контролирующих органов, от органов местного самоуправления, от любых органов власти. У нас так настроена работа. Но мы используем ресурсы и интернет-площадок. Каждое утро старший помощник докладывает мне информацию, где в СМИ, с том числе по интернету, содержится возможная информация о нарушениях. В количественном отношении, я вас уверяю, мы уже приближаемся к трети того, что является поводом к проведению наших проверок. Это информационные поводы, изложенные в интернет-ресурсах.

– Но это необязательно информационные ленты?

– Это все. Это любой источник, который может содержать достоверную информацию о нарушениях закона. Мы не градируем, что кого-то не смотрим, кого-то смотрим. Мы смотрим всех, но только с объективной точки зрения того, что действительно есть данные о нарушениях закона, а не то что какие-то предположения, умозаключения, еще что-то. Есть действительно сведения, начинаем проверять, подтверждается – все, у нас есть повод для нашей проверки.  

– Спасибо большое. Коллеги, вопросы?

– Псковское агентство информации, Наталья Оглоблина. Расскажите, откуда лично вы узнаете новости? И можно ли сотрудникам прокуратуры заводить странички в социальных сетях? Или есть какие-то ограничения, что категорически нельзя выкладывать например?

– Как я уже сказал, откуда я узнаю информацию. Часть информации носит официальный характер, мы взаимодействуем с контролирующими органами, с региональными, муниципальными органами власти, мы получаем от них информацию, от райпрокуроров я получаю постоянно информацию. И вторая часть – это источники средств массовой информации, интернет-пространство. Особенность только в том, что у нас есть еще служебная информация. Мы также мониторим все СМИ, интернет-ресурсы. А в части ограничений для работников. Каждый прокурорский работник, приходя на работу, принимает присягу прокурорского работника, где сказаны обычные разумные вещи, что надо соответствовать требованиям морали и нравственности. Естественно, если работник соблюдает эти требования, никаких ограничений нет. Запретов на ведение каких-то личных страничек у нас нет, просто разумное ограничение: понятно, что нельзя, чтобы служебная информация размещалась, не дай бог, гостайна, это ограничения уже федерального плана. А так – мораль и нравственность. Думаю, всем понятно, какие здесь должны быть ограничения, разумные для любого госслужащего. Если федеральные госслужащие, у них там есть закон о том, что с критикой надо быть аккуратным в высказываниях, потому что если каждый подчиненный будет критиковать свое руководство на своей страничке, тоже возникает вопрос, насколько он уполномочен давать данную оценку. Это руководство должно давать оценку его работе.

– Вы предпочитаете получать новости из телевидения, интернета? Может быть, газеты предпочитаете еще читать сами, для себя?

– Я предпочитаю достоверную информацию, главное, чтобы она была объективна.

– Совершенно из разных источников?

– Да, никакой предвзятости у меня к кому-то нет.

– Спасибо большое. Коллеги, пожалуйста, вопросы.

– «Комсомольская правда», Ольга Чернышова. Всю ли информацию в СМИ о жестоком обращении с животными берете в работу?

– Как правило, эта информация вызывает определенный интерес у общества. И когда интерес у общества – конечно, и у нас вызывает. У нас есть четкое разделение в подведомстве, кто чем должен заниматься. Правильно? У нас есть статья 245-я Уголовного кодекса, это подследствие органов дознания и полиции. Соответственно, если видят признаки преступления, в первую очередь они должны фиксировать эту информацию и отрабатывать. Конечно же, когда мы в СМИ видим факты… Буквально последних 3 случая, когда, помните, район, где собаку на глазах женщины убил житель – возбудили дело. Когда кошек доставили в полиэтиленовых пакетах – возбудили дело. Недавно по собаке было. Понятно, что мы возбуждаем дела, расследуем. Оценку даем всем фактам.

– А люди несут наказание за подобные преступления?

– В одном случае мы уже вышли на то, с тем же псом, чтобы предъявить обвинение и закончить. Там житель скончался. Хотя мы усмотрели состав преступления. В двух других случаях расследование проводится, поэтому если будут фигуранты, которым можно будет предъявить обвинение, - оно будет предъявлено. Я просто отмечу, что в уголовном законодательстве изменения определенные произошли, и сейчас оно более широко стало трактовать жестокое обращение с животными. Раньше оно было более узкое, сейчас стало более широкое. Поэтому те, кто думает, что можно просто так поиздеваться над животными и остаться без ответственности, зря так считают. Законодатель пошел на усиление ответственности, и такие дела будут.

– Спасибо большое. Коллеги, если есть вопросы, задавайте.

– Здравствуйте. Ирина Коваленко, ГТРК-Псков. Иван Владимирович, последнее время, особенно последние годы, актуальная проблема, у всех на слуху – проблемы с электроснабжением в регионе. Поступают ли к вам такие жалобы? И вообще, в целом, как прокуратура участвует в решении этой проблемы?

– Конечно же, вы помните тот случай, когда в новогодние праздники у нас было массовое отключение, был такой большой информационный повод вообще для страны. Мы по тому факту провели свою большую проверку, возбудили уголовное дело, хотели в первую очередь разобраться: есть ли хищение в этой сфере, которая выделяется энергетикам на модернизацию этих систем? Провели большую работу. Фактов хищения мы не выявили каких-то. Но мы все равно отреагировали на то, что, на наш взгляд, недостаточно принимается мер по модернизации этой системы. Но волшебной палочки тоже не бывает, поэтому этот вопрос мы комплексно рассматривали, в том числе с нашей региональной властью.

В первую очередь почему происходили эти обрывы? Большая протяженность региона, большая удаленность сельской местности от определенных населенных пунктов, и лесосеки, где проходят электролинии, просто не чистятся. Чтобы очистить, надо затрачивать значительные средства. Электрики, я так понимаю, немножко экономят на этой сфере, потому что она экономически им невыгодна. Понятно, там 2 дома находятся, а к ним надо 5 км чистить эту лесосеку. Они посчитают, не очень-то им это интересно, наверное. Мы на это реагируем, мы их заставляем это делать, будем и дальше заставлять. Но сейчас ведется работа над тем, чтобы увеличить финансирование на модернизацию. Потому что хотя бы изменения… Там есть категория других проводов, которые используются, это уже сократит количество обрывов в регионе. Работа ведется, мы уже реагируем на это и дальше будем реагировать. Расслабляться органам энергетики мы не дадим.

– Спасибо большое. Я думаю, что это очень многих обрадует, потому что проблема у нас давно, действительно, существует, и каждый год в непогоду мы с ней сталкиваемся. Как я уже сказала в самом начале, в январе этого года прокуратуре исполнилось 300 лет.  В связи с юбилеем у нас прошло много мероприятий, в том числе открыт памятник Петру Первому. Какие-то еще запланированы мероприятия по поводу этой юбилейной даты?

– Да, мы провели ряд мероприятий, посвященных нашему большому празднику. Но еще кое-что оставили на дополнение. В частности, в самой городской прокуратуре у нас есть уголок, посвященный ветеранам. Мы его немного расширим, улучшим. И мы просили у города найти нам площадку, где бы сотрудники приняли бы участие в озеленении города. Нам предоставили тогда несколько мест, а потом определились с возможностью создания аллеи в районе реки Великой, это граница Псковского района, города, рядом с магазином «Акваполис». Там часть уже облагорожена населением, а часть – просто брошенный пустырь, хотя очень востребованный населением. И все наши работники отозвались на то, что готовы принять участие в озеленении. Но необходимо было определенную работу с городом провести, согласовать, поэтому отложили пока на лето этот вопрос, и мы там тоже примем свое активное участие, с удовольствием, чтобы улучшить нашу жизнь. Наши работники также ходят по городу, и всем нам, наверное, хочется, чтобы мы жили в более хороших условиях.  

– Согласны. Вопрос?

Александр Машкарин: Иван Владимирович, про памятник вспомнили Петру Первому. Хотелось бы уточнить. Он так несколько за оградкой находится, памятник симпатичный, есть ли к нему доступ у обычных горожан, у туристов, которые бы могли поближе подойти, посмотреть памятник. И второй вопрос личного характера: вам памятник нравится?

– С первого вопроса. То, что у нас территория ограничена, это требования нашего законодательства определенные по безопасности наших зданий, не больше. Но у нас вообще для граждан стены органов прокуратуры открыты. У нас вообще во время рабочего дня люди могут прийти с обращениями, мы всех принимаем. И мы предупредили, у нас есть понимание того, что желающие посетить памятник в течение рабочего времени – ограничений не будет. Я читаю, некоторые экскурсоводы жалуются на это. Но, может, надо собрать их как-то, провести, чтобы они имели такую возможность. Здесь я не вижу вообще никаких проблем. Мы его еще немножко доблагоустроим. Памятник вообще создан, но сейчас зима закончится, и мы еще территорию немножко получше сделаем, планируем подсветку сделать. Желающие приходят, на вахте объясняют, что к памятнику, я здесь вообще не вижу проблем с посещением памятника у жителей и у всех желающих.

– Скоро появятся фотографии в соцсетях, я думаю, у многих. Спасибо большое. Иван Владимирович, в конце нашей встречи хотелось бы узнать планы работы прокуратуры на 2022 год. Чему планируете уделять больше внимания, какие проблемы наиболее актуальны для вас?

– Для нас приоритеты все сохраняются. Ничего экстраординарного мы на данный момент для себя не формируем. Понятно, что первое – это защита прав граждан, защита бизнеса, нацпроекты, борьба с преступностью. Такие постулаты, для нас очевидные. Мы составляем план работы прокуратуры, план работы подразделений, здесь ничего экстраординарного. По ходу, конечно, жизнь нам выдает ситуации, где мы все равно будем оперативно вмешиваться, на те или иные события, которые мы видим. Все, о чем мы говорили, все будет продолжаться с нашей стороны, реализовываться в плане защиты от нарушений закона.

– Спасибо большое. Коллеги, если есть вопросы, задавайте. Если вопросов нет, я хочу поблагодарить Ивана Владимировича за то, что он пришел к нам, ответил на все наши вопросы. Если у наших коллег из районных СМИ какие-то вопросы появятся и они напишут нам, мы обязательно передадим в прокуратуру. Спасибо большое еще раз всем коллегам, что пришли к нам, и спасибо вам, что посетили. Приходите обязательно к нам в гости, встречайтесь с журналистами чаще.

– Спасибо!

Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Идет загрузка...