«Будь готов!»: псковские випы вспомнили о своём пионерском прошлом

О пионерских воспоминаниях, макулатуре, металлоломе, почётном красном галстуке и возможном будущем пионерии в России рассуждают спикеры медиацентра Псковского агентства информации.

Глава Усвятского района Дмитрий Петров:

Прекрасно помню своё пионерское прошлое: сбор макулатуры, сбор металлолома, соревнования, кто быстрее, кто лучше, когда один отряд перед другим идет. Потом взвешивали собранное, подводили итоги. Это интересно было.

А в пионеры нас торжественно принимали у памятника Ленину в Усвятах. А ещё в 1987 году мне посчастливилось быть в «Артеке». Собрались ребята практически со всего Советского Союза. И в первые дни все стояли по углам и плакали: «Домой хочу!» Да, даже в «Артеке». А в последний день всех не оторвать друг от друга и слёзы уже другие – никто не хотел уезжать.

Вообще, конечно, надо возродить подобную организацию. Это дисциплинирует. Потому что раньше была преемственность: октябрята, пионеры, комсомольцы. И сейчас в школах есть свои организации, но каждый стремится на свой лад всё это назвать, что-то придумать, но всё равно основа одна - пионерская. Взять тот же самый галстук: пускай он другого цвета у всех, но это же галстук. Те же самые добрые, полезные дела – они идут из той же самой пионерии, никуда не деться. И это дисциплинирует, это обязывает к чему-то. Мне кажется, в пионерии были заложены основы, на которых всё и держится. Нового ничего не придумать – всё уже давно придумано.

Заместитель главы администрации Пскова Павел Волков:

С четвёртого до шестого класса я успел побыть пионером, а потом мы как раз попали в эпоху бурных перемен, нам сказали: «Галстуки можно снимать». И тогда у нас появились «демократы», они ходили с застегнутой верхней пуговичкой. А если тебе родители сказали: «Иди с галстуком!», ты «коммунист», значит. В общем, у нас даже в школе было такое забавное разделение.

Работа с молодежью – точно нужное дело. Этим надо заниматься.

Председатель Псковского регионального отделения Поискового движения России, руководитель Псковской областной военно-патриотической поисковой общественной организации «След «Пантеры» Геннадий Корольков:

Я был и октябрёнком, и пионером. Помню торжественную линейку в школе: «Кто в пионеры – галстуки сюда!» «Будь готов!» – «Всегда готов!» 1964 год был.

К Дню Победы убирали листья с захоронений, помогали колхозу картофель убирать. В общем вели полезную деятельность, учились только на «хорошо» и «отлично».

Я был поражен, когда года четыре назад вышел закон об образовании. Я его от корки до корки прочитал и сделал вывод, что не нашел ни одного предложения о патриотическом воспитании молодежи. Нашел только «услуги». А для Российской Федерации, для нашего населения Российской Федерации это неприемлемо. Американцы говорят: «Если мы выбьем патриотизм из школы, то мы Россию развалим: сама развалится».

Цель компартии в то время была вести человека: от октябренка в пионеры, затем в комсомол и далее в партийные органы. Всё на контроле. А сейчас у молодёжи цели нет. Создали мы «Юнармию» и что? «Денег нет, но вы держитесь». 10 костюмов купили на 20 человек, которых на парады водят, и всё. А кто занимается с этой «Юнармией» в школах, кто? Нужно возрождать то, что было нашими отцами, дедами и прадедами организовано: и комсомол, и пионерию, только, возможно, немного направление изменить, но возродить обязательно надо.

Командир поискового отряда «Забытый батальон», руководитель проекта «Укрепрайон» Владимир Бумаков:

Хорошо помню, как вступал в пионеры, и мне нужно было перечислить ордена, кто получил, за что. А так как я учился в школе в военном городке, там этим процессом руководили замполиты. Помню, очень волновался, потому что думал: если не сдам, будет колоссальный позор.

Сейчас я, честно говоря, даже не загонялся бы на эту тему, но вот тогда, вступая в организацию колоссальных размеров, мы испытывали прежде всего чувство ответственности. Нынешних детей подразбаловал капитализм и мамы с папами, которые им говорят, что свобода слова и мысли делают тебя гражданином. Нет, гражданином тебя делает ответственность перед такими же, как ты, то есть твои права заканчиваются там, где начинаются права других.

Такая организация, допустим, как сегодняшняя «Юнармия», – это провальный проект. Я не знаю её итогов хозяйственной деятельности, но как структура, которая была призвана бороться за души, она не состоялась. Я вижу этих юнармейцев, которых фактически по мобилизации загоняют на все эти мероприятия, и они там стоят с потухшими глазами. Вот у нас в той пионерской организации, в которой я состоял, было по-другому.

Были, конечно, разные пионеры, но в основном мы считали, что повязал галстук – как надел погоны. Потому что отец – военный, в военном городке жили, все окружающие меня – тоже дети военных.

А сейчас за пионерию придется «повоевать». Можно создать её щелчком пальцев, но это будет именно организация, а не идеология. Это же не монастырь, где есть определенная вера и люди ее достигают. А воспитывать людей, безусловно, надо, потому что сейчас так называемые западные ценности с хрустом ломаются. Это очень здорово! Что касается пионерии, да, нужно, но нужны спецы, которые будут не за деньги, а от души это все делать. Я таких в окружении себя не знаю, не вижу.

Начальник штаба поисковой организации «След «Пантеры» Александр Маркин:

Я состоял в пионерской организации 47-й средней железнодорожной школы города Пскова. Общее восприятие от пионерии такое, что это дисциплинирует человека. Причём дисциплинировало не только в поведении, но и в учёбе. Несмотря на всякие искусственные ритуалы, которые, возможно, были и не нужны.

Во-вторых, это принадлежность к чему-то большому. Девочкам в меньшей степени, наверное, а мальчикам нужно какое-то организационное начало. Они же всё равно в ватаги собираются. По сути, пионерия - это как скаутское движение за рубежом. Оно собирает в круг людей, которые чему-то учатся, которых мобилизуют на выполнение определенных задач. Мы собирали металлолом, макулатуру. Всё это элемент работы в социуме и принесения пользы своему государству, взаимодействие друг с другом. Понятно, что там и дрались, и всякое было, но это всё равно приобщение к чему-то большому. Пользы точно было больше, чем вреда.

Главный врач Центра общественного здоровья и медицинской профилактики Псковской области Мария Отраднова:

«Зарница» помнится, смотр строя и песни помнится, пионерские лагеря. Я вспоминаю пионерское детство только положительно, никакой агитации не всплывает в памяти. Помню, как мы куда-то ездили, в походы ходили. Пионерские лагеря – это вообще одно из самых счастливых воспоминаний детства.

До сих пор помню, как в пионеры принимали. Я училась в 20-й школе, и нас принимали на заводе зубчатых колес: это были наши шефы. И вот мы стояли в цехе с этими галстуками, и тогда приезжал, не знаю, что они там делали, какой-то оркестр то ли из Финляндии, то ли из Швеции. Все были красиво одеты, играла музыка. Мы стоим маленькие с цветами, огромный цех и нам повязывают галстуки.

Идея любого молодежного сообщества мне близка, потому что, к сожалению, у современных детей совсем плохо с общением друг с другом. К тому же они два года просидели практически в изоляции с компьютерами и телефонами. А из школы ты как раз на всю жизнь выносишь умение общаться, находить общий язык с людьми, потому что коллектив – это та же школа. И, конечно, нашим детям этого будет немножко не хватать. А если будет какая-то организация, которая будет их объединять не только в телефонах и компьютерах, а в каких-то играх, мероприятиях, это пойдет им только на пользу. Именно в общении проявляются твои качества, и, возможно, ребята к моменту окончания школы будут понимать, чего они хотят, куда лучше двигаться. А сейчас они заканчивают школу и часто вообще не знают, чего им надо.

Директор Псковских тепловых сетей Игорь Максимов:

Всё хорошо помню: самые яркие, самые положительные впечатления от пионерского детства. Пионером был и до сих пор помню. Много чего уже не помню в этой жизни, а вот это помню. Зимой меня приняли в пионеры, и я из школы шёл до дома – холодно было, но я специально пальто расстегнул, чтобы все видели мой галстук. А потом я стал председателем пионерской дружины в школе.

Тогда, хоть и маленькие были, молодые, мы не тусовались, а как-то сообща что-то делали, делом занимались. Сейчас же все тусуются, вписываются, а тогда просто жили интересно. Вот как-то так.

Версия для печати













Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...