Александр Серавин: Политическое поле региона стало более разнообразным

Заместитель губернатора по внутренней политике Александр Серавин дал интервью Псковскому агентству информации по итогам прошедших выборов. С вице-губернатором на эту тему пообщался журналист Александр Машкарин. Чем обусловлены результаты голосования в Псковской области, что оказалось неожиданностью для политологов и как может сыграть ставка на молодых и энергичных – читайте в интервью.

Кто-то теряет, а кто-то находит

– Выборы завершились, но, как обычно бывает, несколько недель после окончания избирательной кампании подводятся итоги. Мой первый вопрос, естественно, про явку. Тут голоса разделились: одни говорят, что явка оказалась очень невысокой, другие напоминают о том, что для выборов уровня местного самоуправления явка, в принципе, вполне типичная. Вот на ваш взгляд, какая явка была в Псковской области?

– Мы чуть-чуть не дотянули до 30 %. Я считаю, что явка была для муниципальных выборов нормальная. Могу привести пример: если сравнивать, например, с 2017 годом, то явка в Пскове отличается буквально, по-моему, на процент, она, по сути, такая же и была. Хотя мы учитываем то, что в 2017 году не было ни истории с пандемией и ограничениями, ни со спецоперацией. Сейчас мы уже привыкли к пандемии, поэтому этого уже никто не боялся, хотя на участках все было подготовлено: и руки можно было обработать, и температуру измеряли. Поэтому я считаю, что явка очень даже хорошая: я боялся, не была бы она ниже.

– Сейчас по итогам выборов можете оценить, какие региональные отделения политических партий, кроме «Единой России», оказались жизнеспособны? Кто себя проявил действительно как партия, борющаяся за власть, за мандаты?

– Благодаря этой избирательной кампании политическое поле региона стало гораздо более разнообразным, появились новые игроки и партии: «Партия пенсионеров» прошла в городе, «Партия коммунистов России» прошла в Великих Луках, ну и люди довольно ярко выступали.

Кстати, еще момент по поводу явки: в этом году было уникальное электронное голосование, чего не было до этого никогда в Псковской области, так вот явка при электронном голосовании была почти 90 %. Электронное голосование показало свою жизнеспособность, и я уверен, что в следующем году, когда будет возможно голосовать уже в рамках всего региона, это могут попробовать все жители. Мы, по крайней мере об электронном голосовании, получили очень большое количество отзывов от людей, которые сказали: «Утром проснулся – сразу проголосовал».

Возвращаясь к партиям, здесь любопытно следующее: в принципе, партии показали, что они в этот раз (большинство из них), к сожалению, упирали, как это называется у политологов, «внутри Садового кольца». Что это значит? Это значит, что все ориентировались на свои партийные списки, забывая про мажоритарные выборы. По-моему, среди почти 135 или 130 мажоритарных округов КПРФ победила в одном округе, плюс два самовыдвиженца – во всех остальных округах победили единороссы. А что это значит? Люди в мажоритарных округах голосуют за тех, кого они знают и с кем встречались на встречах с избирателями, с кем непосредственно входят в живой контакт. И здесь, учитывая, что партии сориентировались на партийные списки, сразу сдавшись в мажоритарных округах, получилось так, что «Единая Россия» набрала очень хороший процент именно за счет мажоритарной работы с непосредственными избирателями и в контакте с ними.

Можно сказать, что самая стабильная партия, которая показала такой же результат, как в 2017 году, – это ЛДПР: у них он практически не изменился (по-моему, на один мандат). Единственное, у ЛДПР была очень яркая кампания, связанная с Владимиром Вольфовичем: и билбордов было много, и в СМИ их было много, – поэтому я несколько удивлен, что процент был такой небольшой, я думал, что они возьмут больше процентов.

КПРФ: у КПРФ потери в этом сезоне.

– Причем довольно заметные.

– Да, серьезные потери. Если в прошлом сезоне (имеется в виду 2017 год) они взяли довольно много мажоритарных округов, несколько в городе и по области, то здесь, скорее, следствие того, что у КПРФ было очень много интриг внутри самой партии: они в Гдове рассорились, в Пыталово рассорились между собой, конфликты были в самом Пскове. Они то второй номер из своего списка выставили, то потом сами его сняли. В Опочке у них тоже были конфликты, в других округах.

Конфликты были во многом обусловлены тем, что региональное руководство, не учитывая мнения местных отделений, волюнтаристски выставляло своих кандидатов, избегая мягкой процедуры праймериз, которая, например, в «Единой России» есть, чтобы не допускать таких вещей. Из-за этого во многих местах коммунисты агитировали против самих же себя, почему и набрали немного. Я думаю, что в региональном руководстве КПРФ надо задумываться о выстраивании качественной работы именно с районными, местными отделениями.

«Справедливая Россия»: кампания шла достаточно ровно. Единственное, что в прошлый раз у них был мажоритарный округ, но так сложилась политическая судьба, что, например, в Пскове кандидат по мажоритарному округу теперь шел по спискам «Единой России» и, соответственно, тоже взял здесь свой мандат.

Дальше идем. «Новые люди» ярко выступали в городе, но тут у них из-за некачественной подготовки документов сложилась судьба не очень хорошо, а вот, например, в Великих Луках они прошли, также прошли в Печорах, прошел кандидат от них в Острове, так что, в принципе, они сейчас подтвердили себя на нашем политическом поле как реально играющая сила.

Ход судом

– Александр Игоревич, а можно вопрос по «Новым людям»?

– Я еще не дошел до «Яблока». Или про «Яблоко» неинтересно?

– Интересно. Хочется просто не упускать историю с «Новыми людьми», что их якобы не пускали на выборы в Пскове. Обросла эта история конспирологическими теориями, одна из которых заключалась в том, что это политический блок правительства области во главе с Серавиным специально таким образом подогревает интерес к этой, в общем-то, новой партии, чтоб вырастить новую искусственную оппозицию. Что скажете по поводу таких конспирологических теорий?

– Я привык, что каждый год такие конспирологические заговоры рождаются в политологической экспертной среде, хотя они и не имеют под собой основы. Здесь важно понимать, что внутриполитический блок старается максимально не вмешиваться в избирательный процесс, потому что это представительство населения – избиратели должны сделать свой выбор. Мы должны лишь максимально помочь партиям обеспечить легитимность прохождения выборов и всем, кто к нам обращается, даем советы, как это сделать наиболее качественно. Поэтому здесь ничего такого не было. Тем более что суды состоялись, они доказали, что там были некачественно собранные документы, хотя юристы, которые занимались документами уже потом, в принципе, легендарные.

Но я так понимаю, что с «Новыми людьми» была политтехнологическая ставка на яркое противоборство: учитывая, что кандидаты по городу – первый номер – это были не псковичи, им надо было о чем-то говорить, поэтому, наверно, их политический блок решил, что удобнее говорить о судах и на этом строить противостояние.

Надо отдать должное, что у «Новых людей» не только у нас были проблемы с документами – еще в нескольких регионах, но они сделали акцент на нас. Почему это сделали – им виднее. Но могу сказать, что мне коллеги звонили, по-моему, или из Тулы, или из Твери. Там тоже были выборы в горсовет, где очень активно использовалось юридическое противостояние в СМИ, чтобы показать, что «Новые люди» – это оппозиционная партия. У «Новых» в Твери были и фотографии наших же кандидатов, и все истории рассказывались тоже про Псков. Я не знаю, насколько это было эффектно с электоральной точки зрения, можно посмотреть, что было у них с выборами, но это очень активно использовалось. Это была политтехнологическая фишка партии.

Но нельзя сказать, что они не участвовали. Они участвовали в выборах: и Новицкая, и многие другие кандидаты участвовали в мажоритарных кампаниях. Единственное, что они проиграли, набрав очень незначительные проценты.

Но здесь у «Новых людей» получилось интереснейшее противостояние с «Яблоком». Социология показывала, что яркая кампания «Новых людей» оттенила «Яблоко», традиционное считавшееся в Псковской области оппозиционной партией. Получилось, что новые оппозиционеры – молодые, энергичные – от «Новых людей» затмили оппозицию уже возрастную, которая есть у «Яблока».

– Скандалы «Новых людей» оказались интереснее скандалов «Яблока»?

– Да. И получилось следующее. Прогнозы социологов были такие: если «Новые люди» оказываются в избирательном бюллетене, например, по городу, то «Яблоко» бы не прошло в горсовет, потому что эти голоса автоматически перетекали к ним. Но «Яблоко» отчасти очень сильно подрубило историю полевых кампаний «Новых людей» тем, что в шестом округе, когда агитаторы «Новых людей» столкнулись с агитаторами «Яблока», была эта знаменитая запись, которую агитаторы от «Яблока» выложили, как их пытались…

– «Не хотите ли вы нам помочь?» – назовем это так. «За определенную мзду».

– Да. И конечно, это сильно сказалось на кампании «Новых людей», тут их политтехнологический блок что-то перемудрил.

Старые и «Новые»

– Каждую избирательную кампанию мы сталкиваемся с тем, что вне зависимости от результатов кампании «Яблока» (они, как правило, у этой партии не очень хорошие) на уровне России говорят о том, что «вот в Пскове единственные спасители этой партии, у которых замечательно проходят кампании», и все это вызывает в регионе улыбки: собственно говоря, пара-тройка мандатов, один мандат в городской Думе – и все. Если партия считает это успехом, то это выглядит очень странно. На ваш взгляд, «Яблоко» сейчас на местных выборах здесь, в Псковской области, как себя проявило?

– Если сравнивать с 2017 годом, то они почти в два раза рухнули по всем показателям. В 2017 году у них было взято два главы района – в Гдовском и  Плюсском районах. У них было взято порядка 20 с лишним мандатов по территориям, в том числе были и мажоритарные округа, – сейчас они взяли в два раза меньше мандатов и не взяли ни одного главы района.

Но я вам могу сказать, что «Яблоко» уже, по-моему, два года не выставляло кандидатов в главы районов. И здесь важный момент, кстати, возвращаясь к «Новым людям» и «Яблоку»: вот в Великих Луках «Новые люди» прошли – «Яблоко» не прошло. И я думаю, эта тенденция будет сохраняться там, где будут проходить «Новые люди». Потому что ведь «Яблоко» когда заходило, была [ставка] на энергичных, предприимчивых, с яркими идеями, на молодых, красивых. Теперь такие кандидаты у партии «Новые люди», а лидер «Яблока», по-моему, уже 30 лет несменяемый.

– Круче, чем Брежнев.

– Да, круче, чем Брежнев: уже дольше, чем Брежнев. Или «Яблоко» должно будет найти молодых, энергичных, и тогда «Новые люди» будут набирать меньше, или тенденция сохранится и партия «Новые люди» – еще буквально три-четыре года – так и будет, по сути, забирать электорат «Яблока»: он уйдет туда, к молодым, энергичным.

– Неприятная для них тенденция.

– Притом что голосовать будут те же самые избиратели, что голосовали за «Яблоко». Просто они будут выбирать.

– До сих пор «Яблоко» думало, что их главным противником является «Единая Россия», а по факту оказывается, что у них сейчас возникает другая проблема на электоральном поле. Александр Игоревич, вы сегодня уже несколько раз вспоминали Псковскую городскую Думу. Ее состав уже примерно понятен, сейчас партиям остается определиться со своими представителями по партийным округам. А будет ли политический блок правительства области каким-то образом участвовать в консультации по поводу того, кто будет выдвигаться на пост председателя городской Думы?

– Я думаю, это должны выбрать сами депутаты. Кстати говоря, депутатский корпус довольно серьезно обновился, поэтому мы ждем, что будут интересные решения и по комитетам, и по выборам и новым формам управления. Но это депутаты должны принять сами и в том числе нести ответственность потом за принятые решения.

 

Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...