Александр Котов о выборах, прессинге и плюсах многопартийности

Председатель Псковского областного Собрания депутатов Александр Котов стал гостем программы «Первый на седьмом» на радиостанции «7 НЕБО». Ведущие Александр Машкарин и Максим Андреев обсудили со спикером регионального парламента итоги прошедших выборов и политическую ситуацию в регионе. Каковы причины успеха «Единой России» на минувших выборах? Какие перспективы есть у «малых партий» в регионе и в чем плюсы многопартийности?

Александр Машкарин: Уважаемые слушатели, добрый день! Меня зовут Александр Машкарин, рядом со мной Максим Андреев. Это программа «Первый на седьмом», радиостанция «Седьмое небо», и сегодня у нас в гостях в студии председатель Псковского областного Собрания Александр Алексеевич Котов. Александр Алексеевич, добрый день.

Александр Котов: Добрый день.

Максим Андреев: Здравствуйте.

Александр Машкарин: Приветствуем вас в первый раз в обновленной студии «Седьмого неба», очень рады вас видеть, надеемся, что наши встречи будут происходить регулярно, хотя, надо сказать, на дефицит общения с вами нам грех жаловаться.

Максим Андреев: Они регулярны, как сессии областного Собрания.

Александр Котов: Готов пообщаться всегда. Приглашайте.

Александр Машкарин: Давайте начнем. Было бы странно, если бы спустя несколько дней после выборов мы о них не упомянули. Сейчас избирательная кампания закончилась. Я в разных средствах массовой информации, в телеграм-каналах читаю, что выборы в Псковскую гордуму прошли, что на самом деле 70% избирателей на выборы не пошли, значит, состав гордумы не очень-то и легитимный. Что вы скажете на такие выпады? Причем они звучат, вы же знаете, каждую избирательную кампанию.

Александр Котов: Да, каждую избирательную кампанию. И когда мы проводили вместе «ночь выборов», я как раз на это обратил внимание. Я на протяжении 30 лет участвую в избирательных кампаниях, причем в разном качестве: и в качестве кандидата много раз, и в качестве человека, который занимался подготовкой, организацией и проведением избирательной кампании, и эти вопросы звучат из раза в раз. По поводу легитимности. Далеко за примерами ходить не надо: у нас премьер-министра Великобритании фактически назначила просто правящая партия. Количество голосов там нам всем известно. Причем премьер-министр Великобритании – это лидер государства. У них там, как известно, монархия. Понятно, что король не правит, выполняет в большей степени представительские функции. Соответственно, все руководство в стране – у премьер-министра. И по поводу легитимности избрания премьер-министра Великобритании наши уважаемые родоначальники демократии ничего плохого не сказали. Считают, что это нормально, в порядке вещей.

Если говорить о легитимности, то надо, конечно, затронуть вопрос явки. Часто мы слышим сетования на то, что низкая явка, мало людей приняло участие в голосовании, это свидетельствует о том, что люди не верят, считают, что нет у нас возможности выбора, соответственно, нет конкуренции - наверное, так, да? Аргументируют: вот, в свое время существовал порог явки, и т. д. и т. п. Если говорить про эту избирательную кампанию, информация с самого начала года была во всех средствах массовой информации. Где только про них не говорили! Наверное, мы не можем сказать о том, что кто-то из наших граждан, проживающих на территории области, не знал о том, что будет проходить в единый день голосования избирательная кампания. Скорее всего, об этом знали все или, по крайней мере, абсолютное большинство.

И каждый для себя, наверное, решал: пойти на эти выборы и проголосовать или не ходить. Какие причины заставили людей отказаться от того, чтобы пойти на избирательные участки и сделать свой выбор, мне трудно судить. Но, скорее всего, это не одна какая-то причина, они такие разнообразные. На мой взгляд, прежде всего это нежелание участвовать в этом процессе, потому что большинство этих людей, на мой взгляд, просто устраивает существующее положение вещей. Если бы люди хотели что-то поменять, если бы им сильно что-то не нравилось, они пошли бы голосовать, использовали бы для этого разные способы. У нас в этот раз какие новшества? Дистанционное электронное голосование. Те, кто желал, могли воспользоваться им.

У нас было три дня, чтобы прийти на избирательный участок. Соответственно, каждый мог выбрать себе тот день, который был ему наиболее удобен, прийти на избирательный участок и проголосовать. Я по этому поводу не испытываю никаких сомнений и считаю, что та активная часть населения, которая участвовала в этой избирательной кампании, пришла и сделала свой выбор, соответственно, они определили для себя ту муниципальную власть, которой они доверяли.

Максим Андреев: Немножко отвлекусь от темы выборов в другую сторону. Вы сказали, что у каждого была своя причина не пойти. Кого-то все устраивает, а кто-то, в принципе, не верит, что местное самоуправление что-то решает конкретно там, где он живет. Сейчас таких тоже много звучит мнений, что полномочий нет, денег нет, в любом случае все решается в области, областные депутаты, областное правительство, что мы пойдем голосовать за этих местных депутатов, какая разница? Как вы оцениваете ситуацию с нашим местным самоуправлением, как оно себя чувствует сейчас?

Александр Котов: Я соглашусь, что есть такая точка зрения, и немалое количество людей, которые проживают в нашем регионе, ее высказывают. Собственно, это почти по всей стране, это не только характерно для нас. Есть определенное неверие в то, что муниципальные депутаты что-то решают, да вообще органы местного самоуправления ничего не решают. Правильно вы сказали: полномочий нет, денежных средств на эти полномочия нет. На самом деле это не так. Более того. Мы всегда говорим о том, что органы местного самоуправления, местная власть – это самый близкий уровень власти к населению. Они находятся на передовой.

И вообще все вопросы, которые возникают у людей, проживающих в наших населенных пунктах, в районах, эти все вопросы адресуются именно местной власти, независимо от того, чьи это полномочия – местные, региональные, федеральные. И я не знаю таких примеров, чтобы наши местные муниципальные руководители отказывали людям в решении их вопросов по причине того, что они не относятся непосредственно к органам местного самоуправления. Может, какие-то единичные случаи и есть, но в целом все работают именно так, чтобы отреагировать на обращения граждан независимо от того, чьи это полномочия, и попытаться найти решения, используя действующие механизмы.

Если это полномочия конкретно не районные, значит, можно обратиться в органы исполнительной власти области, в правительство региона, непосредственно к губернатору. Я знаю, как он чутко реагирует на обращения людей и на обращения органов местного самоуправления в оказании помощи. И можно воспользоваться этим механизмом и обратиться на федеральный уровень. У нас есть наши представители в Совете Федерации, как известно, сенаторы, у нас есть депутаты Государственной Думы, у Псковского областного Собрания есть право законодательной инициативы, у губернатора есть возможность выйти напрямую на правительство Российской Федерации, губернатор часто встречается с президентом. Поэтому это не так абсолютно.

И мне кажется, что в этом случае органам местного самоуправления нужно доверять и к выборам органов местного самоуправления относиться именно так, что эта власть - самая близкая к людям, с которой можно решать без исключения все вопросы. Теперь – как чувствует себя местное самоуправление, буквально коротко. Понимаете, все зависит от того, насколько полномочия органов местной власти обеспечены финансово. Это тема межбюджетных отношений, она достаточно сложная.

Но если говорить об этом, то можно отметить, что затраты или расходы органов местного самоуправления при формировании бюджета считаются исходя из определенных нормативов. Эти нормативы, нужно признать, у нас достаточно низкие, соответственно, хотелось бы, чтобы нормативы были более высокими и денежных средств на них было больше. Для этого нам нужно заниматься всем – увеличением доходной части как местных бюджетов, так и регионального, и тогда у нас появится больше возможностей, больше денежных средств будет на исполнение полномочий – и местных, и региональных.

Александр Машкарин: Давайте к выборам вернемся, не до конца мы эту тему обсудили. Вы сейчас вспоминали про нижнюю планку явки. В начале 2000-х она была где-то 25% на региональных выборах, потом ее отменили. Может, стоит вернуть эти 25%? Это будет стимулировать и участников избирательной кампании и власть к тому, чтобы больше избирателей приходило на избирательные участки?

Александр Котов: Александр, это на самом деле хороший вопрос. Да, действительно был порог явки. И были случаи, когда выборы признавали несостоявшимися именно по причине того, что этот порог явки не был преодолен. Приходилось назначать эти выборы по новой.

Александр Машкарин: И не один раз бывало.

Александр Котов: И не один раз бывало, потому что были признаны несостоявшимися. И кстати, если говорить об интересе к выборам, то многие политологи наши уважаемые и обозреватели политические говорят о том, что как раз в 2000-х годах было интереснее, потому что был выбор, была конкуренция, всегда было невозможно определить заранее результаты.

Александр Машкарин: Было жестко, жесткая борьба.

Александр Котов: Было интересно, давайте вспомним наши губернаторские выборы того времени. Была избирательна кампания. При этом люди так же не проявляли сильно большого интереса к избирательной кампании. Это как раз свидетельствует о том, что это не взаимосвязанные вещи, невозможно объяснить низкую явку низким интересом к выборам, потому что заранее предопределен этот выбор и от нас ничего не зависит, наш голос не повлияет на исход этих выборов. Тут не так. И для того чтобы этого не было, порог явки отменили. Потому что на самом деле это очень серьезная организационная работа, это риск того, что представительный орган будет избран в неправомочном составе, не сможет проводить заседания.

Фактически, если так говорить, это может привести к параличу представительной власти органов местного самоуправления и законодательной власти, если бы такой порог явки был бы, допустим, на выборах депутатов областного Собрания. Нам это зачем? Не надо этого. Я здесь, может, выскажу такую радикальную позицию. Считаю, что людей обязательно надо проинформировать о том, что будет происходить избирательная кампания, та или иная, проинформировать, кого мы будем избирать, какой уровень власти – желательно это сделать заранее – и обеспечить возможность проголосовать. У нас все эти факторы были выполнены в полном объеме, я считаю, добросовестно избирательная комиссия отработала в плане избирательных участков. Опять же, вспомним про дистанционное электронное голосование в этот раз, которое применялось в городе Пскове. Все было сделано. Для избирателя важно было проявить желание и тем или иным способом выразить свое отношение к кандидатам, которые участвовали в выборах. Так что порог явки, по моему мнению, вводить не надо.

Александр Машкарин: Наверное, я добавлю, Александр Алексеевич, скажу, что те 70-65 %, которые на выборы не пришли, они все-таки несут ответственность за то, какая у них власть. Потому что, ребята, вы не пришли, и теперь не надо спрашивать, почему вот так. Ничего удивительного в этом нет.

Александр Котов: Совершенно верно. Конечно. Поэтому не надо ни на кого обижаться, это было осознанное решение, оно привело к тому, что этими процентами голосов, которые принимали участие, избирателей, которые принимали участие в избирательной кампании, была сформирована местная власть, были избраны главы муниципальных районов и были сформированы представительные органы. Поэтому здесь каждый несет свою долю ответственности. Те, кто отдавал голоса за кандидатов, они несут свою долю ответственности в том плане, что они доверили и рассчитывают на добросовестную работу этих уже избранных депутатов и глав муниципальных районов, а те, кто не пришел, несут ответственность за то, что в этом не участвовали. Все очень просто.

Александр Машкарин: Справедливо. Про трехдневное голосование хочу поинтересоваться. Эта тема неоднократно обсуждалась, по почему-то продолжает обсуждаться и после окончания выборов. Вы знаете, что некоторые партии прямо говорили своим избирателям: только в воскресенье, только лично на участок, только лично голосуйте. После выборов те же «Новые люди» говорят: давайте трехдневное голосование отменять и будем голосовать только в воскресенье. Хотя, на мой взгляд, очень удобно перед работой в пятницу зайти, а потом поехать отдыхать.

Максим Андреев: Партии тоже можно понять. Они жалуются на то, что ресурсов не хватает.

Александр Машкарин: Наблюдателей не хватает. Отменить, что ли, трехдневные выборы?

Александр Котов: Понимаете, здесь есть такой здравый аргумент у этих партий с точки зрения того, что в течение трех дней обеспечить избирательные участки наблюдателями, конечно, гораздо сложнее и более затратно, чем в один день для голосования. Но можно же смотреть и другую сторону. Мы же сейчас ратуем за явку, и мы все искренне хотим, чтобы явка была как можно выше. В этом все заинтересованы. Но трехдневное голосование позволяет выбрать для себя более удобный день и должно бы было, наверное, способствовать повышению явки.

Александр Машкарин: Это больший шанс прийти и проголосовать.

Александр Котов: Конечно. Для себя определить, что нужно потратить выходные дни на свои дела и не отвлекаться на голосование, и для этого есть пятница, и вообще можно было бы выбрать любой день. Не знаю. Здесь вопрос дискуссионный на самом деле. Я бы не стал однозначно утверждать, что давайте три дня останется отныне и навсегда. Но я бы не стал сильно драматизировать эту ситуацию и говорить о том, что три дня – плохо и тут украли у кого-то голоса.

Александр Машкарин: Извините, но есть государства, где голосование длится даже не три дня, а на протяжении недели можно приходить и голосовать, и ничего, как-то работают.

Александр Котов: Да, конечно, и когда мы говорим о том, чтобы обеспечить наблюдение на всех избирательных участках, то на самом деле этого не надо делать, если мы хотим проконтролировать достоверность результатов этого голосования. Нужно выбрать несколько участков и прежде всего обеспечить наблюдение там, где, с точки зрения оппозиции, наиболее высокие шансы их кандидатов пройти на этих выборах. У нас же, чего греха таить, есть кандидаты, которые заведомо обладают наибольшей поддержкой, особенно те, кто были депутатами предшествующий срок. И, конечно, с ними трудно конкурировать.

Есть и такие случаи, когда у кандидатов либо равные шансы, либо – опять же вернусь к этой извечной проблеме, что выбор предопределен – хотя бы там, где изначально понятно, что ничего не предопределено и может победить тот или иной кандидат. Обеспечьте там наблюдение, четко проследите за всем этим, проконтролируйте. Если вы видите нарушение – обратитесь, пусть на это нарушение отреагируют, в конце концов, доведите хоть одно дело до логического конца в суде и покажите на примере, что да, были допущены нарушения, будут наказаны те, кто эти нарушения допустил. Но этого же всего нет, больше разговоров.

Александр Машкарин: Разговоры – это самое любимое дело наших разных партий.

Александр Котов: Извините, интересная, на мой взгляд, тема. Говорят: вот, кандидатов сняли.

Александр Машкарин: Опасаются сказать напрямую, кого они считают виновным в снятии кандидатов. Сняли!

Александр Котов: Да, вот, сняли кандидатов. Даже сам термин звучит так, что кандидаты пришли, их сняли, до выборов не допустили, и тем самым нет у нас конкуренции. Что значит сняли? Кандидаты допустили ошибку при подготовке документов в избирательную комиссию. Избирательная комиссия их просто не зарегистрировала. Никто никого не снимал! Избирательная комиссия не зарегистрировала кандидатов по причине того, что они ненадлежащим образом подготовили документы. Дальше какой звучит аргумент? Подумаешь, какие-то несерьезные мелочи, которые особенно не повлияют. Что значит серьезные и несерьезные? У нас есть закон. Либо выполняется, либо нет. Требования же ко всем одинаковы? Почему одни кандидаты должны все выполнять досконально, а другим нужно делать какие-то снисхождения? Ребята, научитесь уже, почитайте закон, попросите юристов, которые профессионально этим занимаются, оформить документы. И хотя бы на этой стадии правильно их представьте в избирательную комиссию. Вот и все. Если вы не согласны – опять же, в суде добейтесь этого результата. Ну что ж такое!

Александр Машкарин: Представляю, в законе избирательном написано: статья № 2 – серьезные мелочи, статья № 3 – несерьезные мелочи.

Александр Котов: Да, это не юридическая терминология. У нас либо есть закон, либо его нет. А вот серьезно-несерьезно – это не для этого.

Максим Андреев: Видимо, у партийцев есть такое представление при подаче документов, что поставил не там запятую – можно этим пренебречь. Понятно, что на одни и те же грабли у нас наступают одни и те же партии, и в любом случае чуть ли не за одни и те же нарушения одного и того же кандидата не допускали до выборов две кампании подряд.

Александр Котов: Совершенно верно. И как это объяснить, я не знаю. И самое главное, что и во второй раз точно так же обвиняют избирательную комиссию в том, что они проявляют такую жесткость по отношению к кандидату. Это из разряда абсурда. А вот по поводу запятой. Мы же образно говорим, что поставил запятую. А некоторые это воспринимают буквально, им кажется, что подумаешь, запятую поставил не там. А на самом деле, если посмотреть, эти все нарушения не такие безобидные. Например, кандидаты выдвинуты ненадлежащим органом партийным. Это серьезное или несерьезное нарушение?

Александр Машкарин: Это нарушение устава партии.

Александр Котов: Есть устав партии, на минуточку! Надо его исполнять. Если выдвинул не тот орган, который предусмотрен в уставе партии, соответственно, возникает вопрос: кто они такие? Они нелегитимные, с точки зрения кандидатов партийных. Например, не предоставил справку о доходах жены. Это мелочь разве? Нет, это не мелочь. Это на самом деле коррупциогенный фактор.

Александр Машкарин: На самом деле - какая жена, какие доходы?

Максим Андреев: Это наследие 90-х годов, когда у нас было много юридических вузов, чуть ли не на каждом углу готовили юристов. Сейчас партии пожинают плоды вот этого юридического образования.

Александр Машкарин: Мы о запятых говорим, а ты поставь запятую в цифре о доходах не там. Чуть правее – больше доход. Чуть левее – меньше доход. Ошибка-то серьезная на самом деле.

Максим Андреев: Хочется пройти, продолжая тему выборов, по всем участникам, узнать ваше мнение не только как единоросса, но и как опытного политика, человека, который за процессом давно наблюдает и в нем участвует. Что вы думаете и о «Единой России», и о других партиях? Что касается «Единой России» – рекордный на этот раз результат. И тоже звучат такие мнения, что это потолок, что дальше только вниз. Что вы на это можете сказать?

Александр Машкарин: Александр Алексеевич, буквально реплику. Я еще помню, что полгода назад говорили: ну все, «Единая Россия» спеклась. Никакого результата она не покажет, все плохо, рейтинги ползут вниз, давайте скорее нам выборы, мы покажем, кто в доме хозяин. И вот выборы пришли.

Александр Котов: Да, «Единая Россия» на самом деле серьезно укрепила свои позиции, и тут, на мой взгляд, есть несколько факторов. Но самый главный из них заключается в том, что на протяжении ряда лет партия «Единая Россия» начинает избирательную кампанию очень заблаговременно. Мы начинаем ее с проведения предварительного внутрипартийного голосования, чтобы с помощью этого механизма определить наших кандидатов, которых партия будет выдвигать. А это же все происходит в публичной плоскости. То есть мы, таким образом, начиная с апреля присутствуем в эфире. Мы рассказываем о том, как проходит предварительное голосование. Показываем наших кандидатов, которые в этом голосовании участвуют.

Понятно, что не все из них будут выдвинуты, но там же звучат фамилии тех людей, которые потом становятся победителями. Проводятся встречи в рамках предварительного партийного голосования с избирателями, опять же публично. Люди, избиратели, видят этих кандидатов. Звучит везде партия «Единая Россия». Мы рассказываем о тех делах, которые партия делает, кстати, их очень много. Я сейчас не буду отвлекаться, у нас тема разговора другая. И, таким образом, мы присутствуем на политическом поле, условно говоря, с апреля до самого непосредственно единого дня голосования. Приведите пример хотя бы еще одной политической партии, которая точно так же, как «Единая Россия», в этом политическом поле присутствует.

Александр Машкарин: Я бы рад привести хотя бы один пример… Мне вообще удивительно, почему ни одна партия до сих пор не переняла такой механизм.

Александр Котов: Да, в политическом поле их нет. Более того, я не хочу обижать никого, но политические партии, которых мы называем оппонентами партии власти, начинают присутствовать в избирательном пространстве с помощью агитационных материалов, которые паками отгружают куда-то, а самих кандидатов избиратели вообще не видят. Как в таком случае можно рассчитывать на успех, я не знаю. Его просто не может быть.

Следующий момент. По поводу того, что «Единая Россия» провалилась, «Единая Россия» просела, партия власти, у нее административный ресурс, руководители заставляют своих подчиненных идти голосовать, возят автобусами. Кстати, возят автобусами – в этом тоже ничего плохого нет. Это к вопросу о явке, о которой мы говорили. Ну пусть привезут на автобусе, это может как-то повысить явку, в какой-то степени. Что касается людей, которых привезли на автобусе, их же никто с пистолетом у виска не заставляет проголосовать за того или иного кандидата. Кстати, об этом тоже можно поговорить, тоже интересная тема. По поводу того, что начальник сказал, а подчиненные должны сходить и проголосовать. Все еще зависит от того, как начальник скажет.

Так вот, если смотреть социологические опросы, которые проводятся регулярно, с какой-то периодичностью в течение года и непосредственно тогда, когда начинается избирательная кампания. Мы же видим поддержку политических партий. Можно какую-то погрешность в этих опросах допускать. Разные организации проводят эти опросы. Кому-то меньше дают, кому-то больше. Но все равно, если сравнить несколько организаций, которые проводят социологический опрос, то видно, что «Единая Россия» лидирует. И вопрос о том, насколько больше или меньше будет голосов, это как раз вопрос качества проведения избирательной кампании, той же «Единой России». Вот сейчас мы получили – я сейчас говорю «мы», потому что я тоже член партии «Единая Россия» – большое количество голосов, и это означает, что мы качественно провели свою избирательную кампанию. Но расклад на политическом поле примерно такой, как показывали социологические опросы. И никуда от этого не денешься.

Максим Андреев: Нет, очевидно, что «Единая Россия» пользуется поддержкой большинства. Очевидно, что – в хорошем смысле – это такая машина для выборов. Когда, с апреля начиная, кампания продолжается очень плотно до самого дня голосования. Но вот вопрос немножко в другом. Как вы считаете, на следующих выборах – вот сейчас в Луках было 65% поддержки «Единой России», в Пскове – 51% – может быть 70, 80, 90? Или все-таки есть такой порог, после которого это путь вниз?

Александр Машкарин: Я могу назвать регионы России, в которых твой вопрос, Максим, будет звучать…

Максим Андреев.: Мы знаем про регионы, но все-таки – среднюю температуру по больнице?

Александр Котов: Я вернусь к тому, что на протяжении большого количества лет я являюсь участником избирательной кампании. Когда-то у меня почему-то – я сейчас даже не могу это толком объяснить – было желание, чтобы как можно больше голосов получила партия, к которой я себя отношу, - «Единая Россия», считал, что для этого нужно делать все возможное и достигать 100-процентного результата. Мне тогда более опытные политики говорили о том, что не надо никогда стремиться к зачистке политического поля. Это не должно быть целью политической партии, даже той, которая стремится к большинству. Поэтому результат у «Единой России» высокий, но это не значит, что он должен быть с каждой избирательной кампанией выше и выше. Все-таки есть какой-то разумный предел, когда…

Можно вернуться к этим социологическим опросам, есть определенное у избирателей предпочтение. Мы никогда не отберем ядерный электорат у коммунистов. Ядерный – это я имею в виду тех людей, которые за свою политическую партию готовы голосовать всегда. Просто по убеждениям. Мы никогда не отберем ядерный электорат у ЛДПР. Какой-то есть ядерный электорат, в том числе и у «Справедливой России». У того же «Яблока». И у новых политических партий, которые только пришли на политическое поле, этот ядерный электорат будет постепенно накапливаться. Не надо к этому стремиться.

Мы стремимся к тому, чтобы получить большинство, если мы говорим о представительных органах местного самоуправления. Желательно квалифицированное большинство, 2/3. Кандидаты в одномандатных избирательных округах и в тех избирательных кампаниях, как выборы глав муниципальных районов. И выборы губернатора. Мы, конечно, будем стремиться к тому, чтобы выиграл наш кандидат, который будет выдвинут от политической партии «Единая Россия». Поэтому если даже эта планка будет снижаться, ничего страшного не произойдет. Важно, чтобы наши кандидаты победили, важно, чтобы в представительных органах местного самоуправления у нашей политической партии было большинство. Это нормальная цель любой политической силы. И не только в России.

Александр Машкарин: Кстати говоря, по поводу зачистки политического поля. Тут уж Псковской области грех жаловаться, потому что по итогам избирательной кампании появилась целая пачка новых партий, представленных в представительных…

Александр Котов: Новые выстрелили, я имею в виду новые партии.

Максим Андреев: Это постоянная теперь оговорка, удачный бренд все-таки. Понятно, о чем Саша говорит, в Пскове, Великих Луках появились в гордумах пресловутые «Новые люди» и Партия пенсионеров, и «Коммунисты России». С одной стороны, повод говорить – пусть цветут 100 цветов, и парламент есть место для дискуссии. С другой стороны, есть такое распространенное мнение, что все эти партии, которые я назвал, – это партии-спойлеры, это плоды политтехнологий, за ними нет ни идеологии, ни ядерного электората. И возникает вопрос: что они принесут городским думам? Насколько их наличие добавит многогранности политике?

Александр Котов: Я думаю, что все зависит от людей. Как ни странно это звучит из моих уст. Но в большей степени все зависит от людей. Что за люди, которые представляют ту или иную политическую партию. Это и к «Единой России» тоже относится. Поэтому эта политическая партия, которая прошла барьер, проходной барьер и получила мандат, если ее будет представлять ответственный человек, который будет реагировать на обращения избирателей, я думаю, что эта политическая партия будет заметна в любом представительном органе и в городе Пскове, и в Великих Луках, и в муниципальном районе. Если это будет человек равнодушный, неактивный, неинициативный, толку из этого не будет. Более того: если себя проявит политическая партия, она может закрепить этот успех, может рассчитывать на то, что она увеличит свое представительство. Если не закрепит – можно растерять достижения, которые были в этот раз в избирательной кампании.

Александр Машкарин: То есть у них сейчас плацдарм.

Александр Котов: Да, и еще добавить к этому хочу. Многие стараются проявлять себя исключительно на критике. Это с каждым годом работает все меньше и меньше. Я по опыту своему говорю. Люди хотят конкретных дел. Слышать то, какие у нас плохие руководители во власти, слышать то, как у нас плохо работает власть, можно, конечно, чтобы потешить себя, но все-таки хотелось бы увидеть что-то конструктивное.

Это может быть не только дело конкретное, это может быть какая-то инициатива, это может быть какая-то идея, которую можно продвигать в той же Думе, если говорить про наш город Псков. Добиваться решений. Может, с первого раза это не получится побеждать, но тем самым человек будет понятен, будет понятна его мотивация, будет понятно, зачем он эти инициативы продвигает, чего он хочет добиться. А когда исключительно звучат выступления о том, что у нас плохая власть, она все делает не так, а мы будем делать лучше… Можно об этом говорить, но для этого нужно показывать какой-то результат.

Максим Андреев: Продолжая идти по итогам протоколов голосования, хочу вас спросить про «Справедливую Россию». Результат, который называют провалом. В гордуму Пскова они уже не попадают и в целом везде показали результат хуже, чем на предыдущих выборах. Как вы считаете, плохо проведенная кампания, слив Олегом Брячаком, который, как все отмечали, был крайне неактивным, или в целом разочарование в тех идеях, если есть какие-то идеи, которые стоят за «Справедливой Россией». Не как единоросса, а как псковского политика вас спрашиваю.

Александр Котов: Здесь, наверное, совокупность факторов. Но главная причина того, что они получили такой низкий результат, заключается в том, что они перестали работать как политическая партия. Вот «Справедливая Россия», мне кажется, достаточно конструктивная. У нее и критика такая, в меру, объективная, мягкая, да. Оголтелая критика – я о ней только что выше говорил. Иногда у них проскакивают достаточно неплохие идеи, которые можно было бы реализовать. Но у них зачастую это исходит от их федерального руководства партийного, проскакивает такой махровый популизм. Махровость заключается в том, чтобы подготовить законопроект, в котором написать, что мы готовы платить деньги или раздавать деньги. Сейчас есть такой термин – вертолетные деньги. Всех задобрить.

Максим Андреев: Разбрасывать с воздуха.

Александр Котов: Да-да. Раздача денег. Еще раз повторю: с каждым годом это все меньше и меньше работает. Люди это видят, и, соответственно, такая реакция на избирательной кампании. Чтобы был результат, я уверен в том, что нужно идти к людям. Какой бы ни был непростой разговор, нужно разговаривать с ними, нужно понимать, что людей больше всего волнует. И стараться на это реагировать. Понятно, что решить мгновенно или очень быстро все проблемы не удастся. Но эти проблемы можно всегда держать в уме и думать о том, когда, в какие сроки и какими ресурсами эти проблемы будут решаться. Так работает «Единая Россия». И хорошо бы было, если бы все политические партии так работали. И тогда результат, наверное, у них был бы немножко другой.

Максим Андреев: Хочется заострить. Вы сказали, что плохо отработали кампанию. Не могут, не умеют, не хотят? Тот же самый Олег Брячак увлечен другими проектами, ему больше не интересна партия? Или есть какие-то объективные причины? На ваш взгляд. Хочу ваше оценочное мнение.

Александр Котов: Я считаю, что вообще лидер партии, регионального отделения партии должен быть всегда на поверхности. Если его нет, блекнет вся партийная история. Так должно быть. По-другому это никак не работает. Даже если там много хороших активистов, которые готовы работать, если нет лидера на поверхности – все, нет политической партии. Я не хочу высказывать какие-то упреки в адрес своего коллеги Олега Михайловича Брячака, но считаю, что если он хочет добиться другого результата для партии, он должен быть на поверхности, он должен более активно работать, он должен быть генератором этих партийных идей. Мне кажется, он немножечко ослабил за последнее время эту работу.

Александр Машкарин: Вопрос про партийное лидерство. Есть у нас партия так называемого вождистского типа, это необидное словосочетание – это ЛДПР, это Владимир Вольфович Жириновский, прямо ассоциируется с этой партией. Владимира Вольфовича нет с нами какое-то количество времени, тем не менее ЛДПР показала неплохой результат на этих выборах. Это такая инерция? Или тот же Антон Минаков демонстрирует себя как лидера партии? Или это ядерный электорат у этой партии, который позволяет им каждую кампанию удерживаться на плаву?

Александр Котов: Мне кажется, здесь работает и то и другое. Есть ядерный электорат, который поддерживает либерально-демократические идеи партии. Соответственно, есть и инерция, связанная с таким заметным следом, который оставил Владимир Вольфович Жириновский в политике современной России. Здесь я бы все-таки отметил работу нашего регионального отделения ЛДПР, они стараются показать себя, проявить.

Кстати, они инициативы законодательные вносят гораздо более реалистичные, они не подвержены популизму. Даже могу привести примеры, что в областном Собрании их законодательные инициативы находят поддержку, в том числе и у большинства «Единой России». Потому что они на самом деле разумные и реалистичные. Те, которые можно в наших условиях реализовать. Поэтому они свои позиции сохранили. Рассчитывали они на большее и могли этого достичь, наверное. Я думаю, что у них потенциал далеко не исчерпан. У ЛДПР точно есть куда расти.

Александр Машкарин: Очень комплиментарная оценка для Антона Минакова. Учитывая, что у нас в следующем году большая избирательная кампания, посмотрим, как воспользуется этой кампанией ЛДПР.

Максим Андреев: Далее, следуя по списку, партия «Яблоко». Как раз кандидаты, которые были не зарегистрированы. Очень много «Яблоко» говорило о том, что жесточайший прессинг, собственно, как и всегда. Тем не менее в Пскове, по крайней мере, позиции партия сохранила, своего кандидата в гордуму она провела. Как вы считаете, как это объясняется?

Александр Котов: То есть в отношении всех других политических партий прессинг обычный со стороны власти, а в отношении партии «Яблоко» – прессинг жесточайший. Всегда жесточайший. Беспрецедентный, небывалый… Никакого прессинга я не вижу. Примеры привели бы. С удовольствием подискутировал бы на эту тему. То, что они допустили в городе Пскове, например, список кандидатов-одномандатников, так они сами эту ошибку признали. Пытались ее в суде отстоять, после этого прокатили – извините за не совсем эфирное выражение – бочку на суд, как всегда они это делают. И ничего из этого в итоге не получилось. Потому что сами виноваты.

Какой еще прессинг? Они сохранили свой мандат, у них остался свой ядерный электорат, мы уже касались этой темы. Вот и все. Чтобы его нарастить, нужно показывать какие-то конкретные результаты. У «Яблока» их никогда не было, нет, и я не верю, что у «Яблока» в перспективе может быть какой-то результат их работы, полезной для избирателей. Может, грубовата с моей стороны эта оценка, но я считаю, что это объективно, я примеров таких не вижу. Если взять сейчас уже избранных глав районов, которые были кандидатами от партии «Яблоко», давайте попробуем вместе найти выдающийся результат их работы. Я думаю, что вы не найдете, и даже я не найду, несмотря на то, что у меня гораздо больше информации и больше возможностей эти результаты отслеживать.

Максим Андреев: Надо заглянуть в партийную газету, после последней кампании там наверняка что-то…

Александр Котов: Да, там можно почитать. А по факту мы знаем, что там происходит на самом деле, вот и все. Опять же, ссылаться на беспрецедентное давление, на прессинг и так далее – для этого хотя бы какие-то факты нужно привести. Их нет. Те, которые есть, легко разбиваются. По поводу того, что это их великая победа, как они пытаются представить, это тоже неправда, это статус-кво с плюс-минус какой-то погрешностью. И вообще дело идет к тому, что с такими методами работы эта политическая партия просто может прекратить свое существование. Они сами для этого очень много делают, в том числе и на федеральном уровне.

Александр Машкарин: Насколько я помню, по абсолютным цифрам, если сравнивать с 2017 годов, на этой кампании муниципальной они просели почти в два раза. Так что это даже не статус-кво получается.

Александр Котов: Я имею в виде статус-кво по городу Пскову.

Александр Машкарин: По мандатам?

Александр Котов: Да, в представительный орган по городу Пскову в городскую Думу у них был один мандат. И один мандат остался. Собственно все.

Александр Машкарин: Раз мы говорим о беспрецедентном прессинге, давайте вспомним еще одну партию – «Новых людей», которые, как мне кажется, в эту кампанию тоже грешили этим словосочетанием «беспрецедентный прессинг», они не вылезали из судебных инстанций, пытались отстоять свой список, ничего не вышло, все это вылилось на федеральный уровень. Эксперты высказывали точку зрения: а не кажется ли нам, что такая задумка специальная политического блока правительства Псковской области – вырастить новую оппозицию вместо, например, того же «Яблока». Что по этому поводу думаете? «Новые люди» - прямо новые люди или такая управляемая история?

Максим Андреев: Хочется инсайд.

Александр Котов: Вообще «Новых людей» как политическую партию мы заметили совсем недавно. Когда они вышли на избирательную кампанию в прошлом году. Они достигли определенных успехов, получили места в Государственной Думе, и, видимо, это немножко им вскружило голову. Могу только высказать определенные предположения, ничего не утверждая, но думаю, что в прошлом году на избирательной кампании «Новым людям» сильно помогли. Я про Госдуму сейчас говорю. Сильно помогли. Есть представительство у новой партии, у «Новых людей», на самом деле ничего плохого в этом нет.

Если послушать, они подтягивают молодых людей, какие-то идеи высказывают. Они могут быть спорными, но есть повод для диалога, есть повод что-то обсуждать. Это интересно, свежая кровь, о чем вы, Александр, говорите. Но все же надо отталкиваться от фактического положения вещей, не надо полагаться на эмоции. Они посчитали, что после этого в каждом регионе они легко закрепят свой успех, как говорил Михаил Сергеевич Горбачев, царство небесное, его уширят и углубят. И во многих случаях во многих регионах, в том числе в Псковской области, ничего из этого не получилось.

По поводу прессинга «Новых людей» могу сказать то же самое, что и по поводу партии «Яблоко». Они сами опозорились - не могли подготовить надлежащим образом документы - в суде, несмотря на то, что нормы закона можно по-разному трактовать, что и было в истории судебного процесса с «Новыми людьми», тем не менее, точка в судебных делах поставлена. Сейчас они собираются оспаривать нормы областного избирательного закона. Посмотрим, что по сути они пытаются оспорить, еще не видел. Результата они не достигли, не добились. И вместо того чтобы заняться серьезным образом избирательной кампанией, они серьезным образом занялись раздуванием совершенно высосанного из пальца скандала. Сами же от этого радовались, всю избирательную кампанию профукали, в итоге ничего не добились.

Александр Машкарин: Надо же на чем-то выборы делать…

Александр Котов: Вот так я могу охарактеризовать то, что происходит с «Новыми людьми».

Максим Андреев: В конспирологию вы не верите, в конспирологические версии, что это какой-то договорняк, что выращивали альтернативу «Яблоку»…

Александр Котов: Я бы сказал, что им помогли, это мое предположение, в свое время, в прошлом году. По поводу договорняка – нет, конечно.

Александр Машкарин: Поговорить про договорняк. Как только дело доходит до избрания руководящих органов – не важно, в областном Собрании, в городскую Думу – все начинают говорить: а, все заранее решено, понятно, что будет вот этот человек, вот этот. В городской Думе будут избирать председателя, есть договорняк какой-то, Александр Алексеевич? Кто это будет?

Александр Котов: В смысле – договорняк? Вы хотите в эфире, чтобы я озвучил?..

Александр Машкарин: Да, я хочу, вы знаете эту фамилию или нет?

Максим Андреев: Конечно, хотим сенсации!

Александр Котов: Я не могу озвучить фамилию кандидата, который будет от партии «Единая Россия» участвовать в выборах председателя городской Думы, потому что нет такого решения партийного. Поэтому о партийном решении говорить преждевременно. По поводу каких-то своих предпочтений я могу сказать, кого я бы видел, например, в качестве кандидата на должность председателя Псковской городской Думы. В общем-то, решать это будут депутаты, понятно, что большинство у партии «Единая Россия», и высока вероятность, я бы сказал, невероятно высока вероятность того, что кандидат от «Единой России» победит. Но для этого нужно дождаться решения президиума нашей партийной организации региональной.

А так и Гончаренко Александр Григорьевич – опытный человек, который уже давно в партии, который работал руководителем исполкома, у него за плечами серьезный багаж, он служил в погранвойсках, был вице-мэром, занимался в том числе и кадровой работой, человек исключительно порядочный, знает работу органов местного самоуправления. Я думаю, что можно было бы рассматривать и Гаврилова как возможный вариант, потому что у него тоже есть определенный опыт работы, впервые он там участвовал. Есть еще целый ряд депутатов, но вряд ли они будут претендовать, с одной стороны. А с другой стороны, их профессиональная деятельность не позволяет быть еще при этом руководителем представительного органа местного самоуправления. Так что осталось немного подождать, я думаю, что скоро будет принято соответствующее решение партийное. И мы будем рассчитывать на то, что нашего кандидата от «Единой России» поддержит большинство в Псковской городской Думе.

Александр Машкарин: Александр Алексеевич, а есть решение, кто по партспискам «Единой России» станет депутатом городской Думы?

Александр Котов: У нас здесь сработает принцип очередности. Когда я еще был секретарем, я очень сильно добивался, чтобы не специальное решение принимали партийные органы о том, кто будет из кандидатов, которые по партийным спискам выдвинуты депутатами, а чтобы четко работала очередность. Вот сейчас там Борис Андреевич Елкин откажется от депутатского мандата, соответственно, в этом списке есть кто-то следующий. Если мы не будем следовать этому принципу, мы тем самым демотивируем кандидатов, которые участвуют в выборах по партийным спискам. У них не будет никакой уверенности, несмотря на активность, с которой они участвуют, будут они депутатами или нет. Это неправильно. И даже вакантные депутатские мандаты мы всегда заполняли исходя из этого. Может быть, он напишет заявление, я не знаю. Предоставляется право кандидату.

Александр Машкарин: Значит, сохраняется определенная интрига по этим фамилиям.

Максим Андреев: Главное, чтобы Борис Андреевич не стал отказываться от мандата, может, он захочет стать председателем городской Думы?

Александр Котов: Ничего нельзя исключить.

Александр Машкарин: Хочу закрыть уже тему выборов. В Плюсском районе избрана новая глава района, ею стала Наталья Иванова, и район входит в ваш избирательный округ. Что скажете по поводу этого человека? Насколько комфортно вам будет с ней работать? В целом, один из самых важных вопросов: есть ли у Натальи Ивановой команда, с которой она будет в районе работать?

Александр Котов: По поводу кандидата Натальи Леонидовны Ивановой. Я ее поддерживал с самого начала, со старта избирательной кампании, с предварительного партийного голосования. Я этого не скрываю, помогал ей, чтобы она и на предварительном партийном голосовании победила, и стала нашим кандидатов на выборах главы Плюсского района. Просто я ее давно знаю, когда она работала еще не в органах местного самоуправления. Потом я наблюдал, когда она была заместителем главы Плюсского района, она за социальную сферу отвечала, она определенный опыт работы приобрела за то время, пока работала там, знает хорошо теперь уже систему местного самоуправления, умело пользуется механизмами, которые предоставлены для муниципальных органов власти районных. Ответственный и порядочный человек, способный организовать системно работу.

Поэтому я уверен, что она справится с той работой, своих избирателей, которые ее поддержали, не подведет. По поводу команды я могу честно сказать, что в этот процесс не вмешиваюсь. То, что касается выборов главы, – понятно, первое лицо района, это важно, естественно, партия в этом участвует. По поводу команды – я надеюсь, что она сама сформирует, найдет таких людей, которым она будет доверять, которые будут так же ответственно, как она, относиться к работе.

Александр Машкарин: Друзья, напоминаю, что в эфире «Первый на седьмом», в гостях в студии радиостанции «Седьмое небо» Александр Алексеевич Котов, председатель Псковского областного Собрания. Поговорили мы очень много про выборы. У нас еще целая пачка вопросов, которые с выборами не связаны, задам один из них. Третий или четвертый год мы наблюдаем, как политики Псковской области, да не только Псковской области, транзитируют, скажем так, в социальные сети. «ВКонтакте», в «Телеграме» и так далее. Вы как-то этого модного веяния избежали. Почему вы не активны в социальных сетях? Вам хватает коммуникаций другим, традиционным образом?

Максим Андреев: В социальных сетях активны те, у кого пресс-служба плохая.

Александр Котов: Кстати, Максим в чем-то прав. Социальные сети очень стремительно набирают популярность. И мы не можем этого не замечать. Те, кто активно присутствует в социальных сетях, уже сейчас имеют серьезное преимущество в период проведения избирательной кампании. Я долго думал на эту тему, но, находясь на этой должности, возглавляя областное Собрание депутатов, в социальных сетях я в большей степени – это неизбежно – буду присутствовать как должностное лицо. И для того чтобы эти социальные сети должным образом работали, чтобы я там не просто зарегистрировался для галочки, а чтобы я там активную позицию занимал, рассказывал о чем-то, а самое главное – отвечал на те комментарии, которых, я предполагаю, будет достаточно, мне туда надо погрузить целый ряд своих помощников и аппарат Псковского областного Собрания в частности. Вы сами понимаете, человеку одному нереально по-настоящему заниматься социальными сетями, если там большое количество обращений, комментариев и так далее.

Александр Машкарин: Помимо основной работы, конечно.

Александр Котов: Конечно. Поэтому, исходя из этого, я посчитал, что я пока там лично присутствовать не буду, чтобы не потеряться с поверхности политического поля и присутствовать в медийном пространстве. Я всегда охотно откликаюсь на просьбы, прихожу, рассказываю о своей работе, работе Псковского областного Собрания депутатов, какие-то политические комментарии. В том числе вы в начале передачи сказали, чтобы я почаще приходил – я буду приходить, общаться и рассказывать.

Александр Машкарин: «Седьмое небо» лучше всяких социальных сетей. Кстати, кто еще не в курсе: Псковское областное Собрание присутствует в телеграм-пространстве на адресу собрание60, можно подписаться. Я наблюдаю, что у вас на протяжении нескольких месяцев число подписчиков нашего регионального парламента растет, и повестка у вас довольно насыщенная. Правда, должен констатировать, что не все депутаты попадают в этот телеграм-канал, видимо, не все депутаты так активны, как те, кто там присутствует.

Александр Котов: Да, это зависит от медийных поводов, информационных. Если информационный повод есть, соответственно, есть публикации в социальной сети «ВКонтакте», в телеграм-канале. Но это не означает, что депутаты сидят и ничего не делают. Просто у нас есть депутаты, которые являются одновременно должностными лицами, мы все выполняем представительские функции законодательного органа и чаще бываем на поверхности. Есть те, кто работает в своих округах, и не всегда они хотят рассказывать о своих делах, которые они делают. Это на самом деле тоже неплохо, потому что не следует все подряд вытряхивать на поверхность. И несмотря на то, что депутат – это политическая фигура, скромность человека украшает, и это характерно для депутата в том числе.

Максим Андреев: Мне кажется, что скромные политики – это какой-то оксюморон.

Александр Машкарин: Давайте еще на одну тему поговорим. Было бы странно, если бы мы с одним из ведущих политиков Псковской области не поговорили о событиях на Украине, о специальной военной операции. Так случилось, что наши войска сейчас оставили некоторую часть освобожденных территорий и под угрозой, считают многие, находится и Бериславский район, над которым мы шефствуем. На ваш взгляд, как в таких условиях будет складываться наш патронаж, наше сотрудничество с этим районом? И вообще, разумно ли вкладывать сейчас средства, усилия в развитие инфраструктуры, в помощь этому району Херсонщины?

Александр Котов: Сразу хочу сказать свою позицию. Ни в коем случае нельзя подвергать людей риску для жизни. Я имею в виду гражданский персонал. Это должно быть безусловным аргументом. По поводу вложения средств. У нас нет вообще финансовой возможности для того, чтобы вкладывать финансовые средства для оказания помощи, в том числе и Бериславского района, с которым мы подписали соглашение. Скорее всего, здесь надо вести речь об оказании помощи организационного характера, и мы этим и будем заниматься, об оказании гуманитарной помощи, мы очень часто ее собираем, отправляем туда. Сейчас вот только что дети отдыхали из Берислоавского района у нас, в Псковской области.

Думаю, в зависимости от того, какое решение примут люди, которые проживают на этой территории – имеется в виду о статусе Бериславского района в последующем и Херсонской области в частности, будет зависеть наше дальнейшее взаимодействие. Если это будет независимая республика, значит, мы будем в соответствии с соглашением помогать району в составе независимой республики. Если вдруг будет высказано пожелание присоединиться к Российской Федерации, соответственно, это будет регион Российской Федерации.

Какую роль я вижу областного Собрания депутатов? Наверное, мы могли бы оказывать помощь по формированию органов власти, в последующем уже, понятно, сейчас там военно-гражданская администрация, другого быть не может. Для того чтобы определить дальнейшую судьбу, наверное, надо провести референдум, как по-другому - не знаю. Когда будут условия для этого референдума, когда будет выражена воля этих людей, которые проживают на этой территории, мы дальше определимся со своими действиями там. А так будем помогать всячески, чем мы можем, использовать все ресурсы, которые мы имеем и которые можно использовать для оказания помощь.

Максим Андреев: Двое ваших коллег из областного Собрания – Александр Братчиков и Владимир Кузь – по своей инициативе побывали в Бериславе, отвозили туда помощь. Нет ли такой мысли, может, на уровне фракции «Единой России», сделать такие поездки регулярными, может, стоит каждому депутату там побывать, своими глазами посмотреть. Как рассказывал Андрей Турчак, это переворачивает представление людей о том, что там происходит.

Александр Котов: Для того, чтобы просто посмотреть, послушать...

Максим Андреев: Поработать, как вы сказали.

Александр Котов: Посмотреть глазами, послушать ушами, поговорить ртом – для этого точно туда ехать не надо. Туда надо ехать с конкретной целью. Наши депутаты Александр Братчиков и Владимир Кузь ездили для того, чтобы отвезти гуманитарную помощь, которую они лично собрали, отвезли, передали. Понятно, что они тоже посмотрели на то, что там происходит. Я хочу еще раз подчеркнуть, что ехать надо с конкретной целью, рассчитывать, что каждая поездка принесет конкретную пользу. Если вы упомянули Андрея Анатольевича Турчака, он как раз ездит туда с конкретной целью, каждый его приезд приносит там, на этом месте конкретные результаты. Работают наши волонтерские центры, партия «Единая Россия», сбор гуманитарной помощи. Он, как федеральный политик, оттуда много привозит для того, чтобы мы здесь могли правильно сориентироваться.

На региональном уровне никаких решений, связанных с тем, что происходит в Бериславле, мы принимать не можем по определению. На федеральном можно, на региональном нет. А вот оказывать помощь – можем. Поэтому областное Собрание, мы можем оказать помощь в формировании законодательных органов власти, представительных органов власти на территории, органов местного самоуправления, поделиться своим опытом работы, помочь с тем, чтобы сформировать местное законодательство. Но еще раз повторю, на мой взгляд, это все должно быть после того, как будет определена судьба этих территорий. Пока она не определена, будет работать военно-гражданская администрация, наверное, в ее составе могут быть какие-то люди из Псковской области, которые имеют опыт практической работы, организации практической работы, в первую очередь – в плане жизнеобеспечения. Вода, тепло, электроэнергия, вот это там сейчас надо, садики детские, школы, какие-то строительные работы. Вот это я вижу, да. Депутаты пока вряд ли там что-то могут сделать полезное.

Александр Машкарин: В общем, как помогали мы Бериславу, так и будем помогать.

Александр Котов: Однозначно, будем помогать. Еще раз хочу сказать, что депутаты не останутся в стороне, я примерно обозначил то направление, в котором мы можем поработать, безусловно будем это делать.

Александр Машкарин: Давайте вернемся к Псковской земле. 17 сентября исполнилось 4 года, как Михаил Ведерников вступил в должность губернатора, после того как его всенародно избрали на выборах. Вы за свою профессиональную политическую деятельность общались со всеми руководителями региона в новейшей истории и страны и Псковской области. На ваш взгляд, фишка Ведерникова в чем? Что его отличает от всех предыдущих руководителей?

Александр Котов: Несмотря на то, что Михаил Ведерников не пскович, он наш регион полюбил. Искренне, душой, я это вижу по его работе. Несколько таких моментов, которые отличают, могу назвать. Он выстраивает отношения исключительно со всеми институтами нашего региона, с общественными организациями, с молодежными организациями, с политическими партиями, с людьми, которые увлекаются чем-то в своей жизни. Он очень тщательно работает в социальных сетях, это, кстати, тоже приносит ему определенные результаты и помогает в работе. Он как раз человек, который может в 2 часа ночи открыть свою страничку «ВКонтакте», полистать там комментарии, какие-то поручения потом раздать по этому поводу. Он настолько внимательно относится к обращениям людей, что порой мне кажется, даже чересчур. Это я сейчас в хорошем смысле слова говорю. Он не считается со своим временем. Это раз.

Второй момент: он очень тщательно подбирает команду, с которой работает. Требовательно относится к руководителям, которых он назначает, органов исполнительной власти и наших учреждений, организаций бюджетных. Очень здорово спрашивает за этот результат, очень сильно помогает этим людям, потому что работать непросто, времени приходится много тратить, сил. Он готов помочь организовать любую работу, откликнуться на просьбы, на идеи, на предложения, но в то же время строго спросить. Еще один момент, который бы я отметил: он очень здорово построил работу с федеральными органами власти и по максимуму как губернатор задействует инструменты привлечения по различным программа, по национальным проектам средств федерального бюджета в регион. И у нас сейчас даже – я так осторожно об этом скажу – проблема не в том, чтобы как можно больше средств привлечь, а в том, чтобы все эти средства, которые мы можем лучить теоретически за счет средств федерального бюджета, правильно, быстро и качественно использовали.

Александр Машкарин: 50 млрд, помнится, расходная часть бюджета в этом году на старте было, но уже началась работа над бюджетом следующего года. Тоже не будем загадывать, но хочется, чтобы цифра была еще больше. Наверное, последний вопрос: Александр Алексеевич, мы на радио, на музыкальном радио, на «Седьмом небе», поэтому не могу не спросить: а вы какую музыку слушаете? Где вы ее слушаете? В машине? Про работу не буду спрашивать, у вас там понятно, какая музыка.

Александр Котов: Я не могу себя отнести к фанатам музыки, музыкальных произведений. Знаете, мне иногда хочется просто побыть в тишине. Это, наверное, связано с особенностями профессиональной деятельности. Музыку я чаще всего слушаю в машине, сейчас большое количество радиостанций, в том числе и «Седьмое небо», пусть это будет небольшой рекламой вам. А иногда мне хочется послушать какие-то композиции, я люблю джазовую музыку послушать, иногда, когда не очень веселое настроение, хочется классическую музыку послушать. Я сильно не стал бы что-то выделять. Еще раз повторю, что в большей степени музыка – только в машине.

Максим Андреев: Наши коллеги поняли, что надо ставить почаще джаз и классику.

Александр Машкарин: В областном Собрании перед сессией депутаты будут друг друга спрашивать, что накануне сессии слушал Александр Алексеевич. Если классику – плохое настроение, он из Питера, надо быть аккуратнее. Друзья, напоминаю, что в эфире радиостанции «Седьмое небо» в программе «Первый на седьмом» у нас был сегодня в гостях председатель Псковского областного Собрания депутатов Александр Алексеевич Котов. Александр Алексеевич, большое спасибо за интересный разговор. Жаль, что у нас мало времени, мы, по-моему, даже выбились за час, но мне кажется, что тем для разговора еще море, поэтому снова и снова приглашаю вас к нам в гости.

Александр Котов: Спасибо большое, с удовольствием приду.

Максим Андреев: Ловим на слове. Спасибо.

Александр Машкарин: Уважаемые друзья, всем всего доброго, оставайтесь на «Седьмом небе». Пока.

Александр Котов: До свидания.

 

Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...