0
Общество

Когда заработает дизайн-код в Пскове: интервью Евгения Скачкова

Какой должна быть городская архитектура, чего не хватает псковскому пространству, а что, наоборот, в избытке, как необходимо изменять транспортную инфраструктуру, почему следует хорошо продумывать муралы и как исправлять застарелые проблемы – об этом автор проекта Александр Машкарин в эфире ПАИ-live пообщался с главным архитектором города Пскова Евгением Скачковым.

Ненормативные нормативы

– Несколько лет назад были большие дискуссии по поводу того, нужен ли архитектор Псковской области и городу Пскову, но в этом споре победил здравый смысл – и ввели-таки, вернули должность главного архитектора города Пскова, которую Евгений Владимирович занял по конкурсу. Занимаете вы его уже сколько?

– Практически год.

– Практически год. Так что у нас годовщина, и в эту годовщину мы с Евгением Владимировичем пообщаемся. Простой вопрос: напомните, пожалуйста, для чего нужна должность главного архитектора города?

– Наверно, я отвечу так же просто. Если вспомнить древнее высказывание римского архитектора Витрувия, его триаду, она заключалась в трёх простых словах: красота, прочность и польза. Эти три составляющие, в общем-то, актуальны по сегодняшний день. Я всегда сравниваю генеральный план любого города с многоэтажным жилым домом, в котором процессы происходят круглосуточно и ежедневно. Обязанность главного архитектора – проконтролировать этот дом, так же как и генеральный план, чтобы всё играло в нём, и звенело, и ехало, и жужжало, что называется. Как у генерального плана, так и у жилого дома жизнь никогда не останавливается, у него есть «артерии». Генеральный план – это скелет, транспортные пути и жизнеобеспечение – это артерии: это пешеходные, велосипедные потоки и так далее. И обязанность архитектора заключается в том, чтобы этот процесс играл, не останавливался, продвигался, то есть развивался как в градостроительном отношении, так и в архитектурном (цветовые решения, объёмно-композиционные, малые архитектурные формы). Практически всё названное мною – под контролем, под обеспечением главного архитектора города.

– Год назад вы давали интервью «Псковской правде» и говорили о том, что будете внедрять несколько направлений градостроительной деятельности, которые помогут псковичам жить комфортно, безопасно. Что удалось спустя год?

– Существует два цельных направления: функциональное и социальное. Основоположник первого направления – это Ле Корбюзье, известный французский архитектор. Он обосновывал это направление функционалом. Всё, что нужно человеку, должно быть функциональным: где он живёт, где работает, куда направляется отдыхать. Всё распределялось у него чётко и по полочкам, по нормативам. Второе же направление, которое поддерживал в том числе и один из наших известных русских архитекторов Раппапорт, – это целевое назначение, целостность, направленность на то, как видит человек своими глазами. Моя задача в этом году, которую я себе ставил, чтобы направленность проектов планировки территории – а их за этот год прошло не менее четырёх – была правильная, в нужном направлении, чтобы соблюдались все нормативы по отношению к жизнедеятельности человека – это и отдых, и работа, и комфорт, и экология в том числе: те же самые набережные, на которых мы сейчас стоим, создание велосипедных и пешеходных дорожек, скверов и парков.

– О каких четырёх зонах застройки идёт речь?

– На улице Алёхина, на Инженерной, на Технической и на Лесной – эти четыре объекта я сейчас контролирую и веду.

– Это те зоны застройки, где будут появляться в том числе и новые многоэтажные дома?

– Самое первое: для того чтоб они появились, нужно проложить инженерную инфраструктуру – это дороги, инженерные коммуникации, а потом уже, как следствие, сами здания и прилегающее благоустройство. Но последовательность должна именно быть в таком порядке: инфраструктура – и далее следом строительство.

– Задам простой бытовой вопрос. Мы неоднократно разговаривали с разными псковскими застройщиками и спрашивали их о постоянной проблеме устройства парковок у многоэтажных домов. Они говорили, что есть проект, по которому строим по-старому: одно машино-место на сколько-то квартир. Сейчас ситуация меняется?

– Действительно, в спальных микрорайонах (в одном из них я сейчас проживаю) такая проблема существует, да, наверно, она не только там, но и везде. Но способов решения тоже достаточно много, и они весьма продуктивные. Начну с самого лёгкого: как можно всё-таки обустроить уже существующие места? Понятно, что многоэтажный жилой дом уже заселен, количество жителей и парковочных мест определено проектом согласно региональным, федеральным нормативам. Казалось бы, всё соответствует, но, к сожалению, машин намного больше, чем мы предполагаем. Так вот, один из первых способов, на мой взгляд, – нужно выполнить разлиновку машино-мест, чтобы каждый житель понимал, что здесь они не выходят за границы положенного норматива. Необходимо возле спальных микрорайонов строить паркинги, надземные и подземные. Конечно, есть такие методы и планы, но они дорогостоящие.

– Хотя бы потому, что земля дорогая.

– Потому что дорогая земля. Но есть ещё примеры, и они сейчас достаточно успешно используются в Европе и в крупных городах: это использование платных парковок в дневное время. На место, на котором днём отсутствует настоящий хозяин, приезжает кто-то другой, кто должен вносить минимальную плату – или ставить машину на парковку, которая может быть подземной или надземной. Ну и четвёртый способ, на мой взгляд, может тоже частично решить проблему – это создание экопарковок. Это совмещение зелёных насаждений на экологической решётке, то есть мы получаем два в одном: мы получаем и дополнительный кусочек зелёного пространства, и парковочное место.

– На новых территориях, планировку которых вы контролируете, будет такой порядок? Вы там уже внедряете то, о чём говорите?

– Да. Я именно с этим и акцентом и проговариваю, чтобы все подъездные пути, выезд, въезд на территорию жилого дома, комплекса были обеспечены и хозяйственной площадкой, и детской, и взрослой, и парковочными местами. Это очень строго.

Больше воздуха!

– Ещё одна вещь, которую вы называли одной из приоритетных задача, – это придание индивидуальности и колористического разнообразия панельным многоэтажкам. Что вы имели в виду? Это не про муралы, которые сейчас в массовом порядке начали появляться?

– Я и их коснусь немного. Да, действительно, это я проговаривал и к этому начал стремиться и продвигаться, скажем так, мелкими шажочками. В этом мне очень сильно помогли мои студенты, которым я в нашем Псковском университете преподаю. С ребятами мы в первом семестре разработали более пяти концепций так называемого цветового решения, комплексного решения жилых домов: не одного, а именно когда речь идёт о трёх, четырёх и о пяти, то есть создавалось комплексное решение. Ребята выполнили задание очень чётко и с фантазией. Они использовали и литературных, и исторических персонажей, связанных с тем или иным местом. Была интересная работа. Но, к сожалению, внедрилась наша всеобщая, мировая проблема – пандемия, и дипломные проекты и курсовые второго семестра были заторможены или скомканы, мы не до конца довели эту работу. Но она всё равно остаётся для последующих разработок. Работа над принятием комплексных цветовых решений не останавливается. А вот что касается муралов, которые возникают иногда, как говорится, как заплатки, у меня к ним отношение всё-таки более категоричное. Специалисты, которые работают над этим вариантом, не совсем и не всегда соблюдают масштабность, человечность, я бы так сказал. Это достаточно большой объём на торце здания, фасада, и он не сомасштабен восприятию человека. Надо понимать, что если ты принимаешься за работу, то как бы ни было видно с разных точек, ракурсов, этот рисунок должен быть сомасштабен человеку. На мой взгляд, последние работы, которые мы видим, появляются неожиданно и не самосштабны человеку. Их нужно корректировать.

– А давайте вы приведёте какой-нибудь конкретный пример.

– Вот один из последних примеров муралов – это Александр Невский.

– Вам не понравилось?

– Нет.

– А я тут не соглашусь с Евгением Владимировичем: это единственный мурал, который мне, например, понравился. По крайней мере по исполнению: он не выглядит очень официозно и пафосно.

– Я чуть-чуть о другом – о том, что он крупноват. На этом торце здания вполне возможно было его намного уменьшить. Когда архитектор или художник рисует с натуры, он всегда понимает, что у него есть и воздух, и земля, то есть рисунок должен «дышать», вписаться в структуру и атмосферу объёма. В данном случае нет ни земли, ни воздуха: он полностью по контуру всего, так сказать, объёма, который есть.

– Возвращаясь к схеме колористики: что застройщики говорят? Готовы ли они к внедрению новых цветовых решений и отступлений от привычных цветовых схем, которые, прямо скажем, не очень яркие?

– На первоначальном этапе согласны, но, к сожалению, когда дело доходит до рабочей документации, а потом уже и до строительства, начинается что? Экономические издержки.

– Красочка дорого стоит, да.

– Да, начинается: «Замените на то, замените на это». Почему? А потому что дешевле: или по своей себестоимости, или по своему привозу. Начинается подсчёт экономики в сторону уменьшения. Вот эта тенденция, к сожалению, происходит. Но ещё раз подчёркиваю, на первоначальном этапе – всегда да.

Было гладко на бумаге…

– Евгений Владимирович, ещё одна большая группа, с которой вы наверняка работаете, – это градозащитники. И Псков знает массу примеров, когда тот или иной проект наталкивался на отличное мнение градозащитников по поводу этого проекта. Как у вас складываются отношения с этой категорией специалистов?

– Отмечу, что категория очень активная. Порой я не успеваю прийти на рабочее место – телефон начинает разрываться от комментариев и предложений. Поэтому я всегда слышу голос народа и наших градозащитников. Практически каждое нововведение или предложение, которое появляется в городской жизни, мы очень активно обсуждаем. Надо сказать, что бывают действительно дельные предложения, но бывают и фантастические, которые моя задача также скорректировать. Но ещё раз повторяю, бывает очень полезное и продуктивное общение как напрямую, так и по телефону и через соцсети.

– В общем, идиосинкразии у вас нет.

– Нет.

– Мне ли вам рассказывать, какие дебаты, дискуссии, баталии и споры происходили в Пскове о разного рода проектах. Вспомнить набережную Великой и Псковы, когда проект приходилось останавливать, задержка в его реализации составляла и год, и полтора. Сейчас пока такого, на мой взгляд, нет. Ещё один вопрос активно обсуждался несколько месяцев назад: рынок «Магеллан» на Рижском проспекте, в простонародье – «Конюшня», который в очередной раз постановили снести. Говорили о том, что этот проект будет реализован, к сожалению, не в этом году, а только к 2025-му. Что вы думаете по поводу этого строения и тех проектов, которые предлагают реализовать на его месте?

– Речь-то шла не о молниеносном изменении, и слово «снос» не фигурировало ни в наименовании, ни в обсуждении. До 2025 года этот объект может находиться на своём месте. Наша задача была как в русской пословице: готовь сани с лета.

– К 2025 году.

– Да, чтобы не ждать пресловутого 2025 года, когда уже будет последний момент. Надо решать эту проблему с подготовкой постепенно. Почему и на градостроительном совете обсуждались три варианта размещений, что на этом месте могли бы видеть горожане. То ли это будет прогулочная зона, то ли бульвар с торговыми точками, и третий вариант – это перехватывающие парковки. И в то же время мы говорили о новых размещениях на двух других территориях: эти места тоже надо обустроить, должны быть разработаны и утверждены проект, документация, и постепенно, может быть, даже до 2025 года торговое пространство должно плавно переместиться. Я проводил анализ с 60-70-х годов, поднимал планировочные решения Рижского проспекта – на этом месте действительно была прогулочная пешеходная зона. Почему бы опять не вернуться к этому варианту?

– Евгений Владимирович, я правильно понимаю, что, когда мы говорим о территории под «Магелланом», в принципе, правильно говорить о концепции развития всего Рижского проспекта, а не только этого небольшого 200-метрового участка?

– Да, именно так. Одно из основных замечаний и предложений на градостроительном совете – то, что нужно Рижский проспект рассматривать уже как комплексное, целостное решение. Должно быть комплексное решение в двух направлениях.

– Про «Магеллан» я понял. А что бы вы в Пскове ещё – я всё-таки употреблю это слово – снесли?

– Наверно, это должен быть не снос, а детальная корректировка меньших собратьев «Магеллана» – нестационарных торговых объектов (НТО). Их достаточно много. Но вот парадокс, в 2014 году на градостроительном совете была утверждена форма достаточно скромного варианта, поскольку предприниматели и в то время проговаривали вопрос, что проект по материалам и по цвету не должен выбиваться. Город распределён на две основные зоны: историческую и городскую, остальную. Поэтому должно было произойти аккуратное внедрение нестационарных объектов. И оно, в общем-то, произошло. Но, как всегда, бывают отклонения, и они по сегодняшний день существуют. Я сразу же коснусь и дизайн-кода, который был утверждён.

– Да, были красочные презентации по поводу того, как должны выглядеть и малые архитектурные формы, и надписи, и объекты стационарной торговли. На бумаге было всё великолепно. Но вот прошёл с момента первой презентации год или даже больше, когда ваш коллега Евгений Шапкин об этом рассказывал, и, честно говоря, я особых изменений не вижу.

– Все правильно. Молниеносно изменений не будет. Предприниматели должны быть постепенно подготовлены. Правила благоустройства и озеленения утверждены в мае, как раз в промежуток пандемии. Но все трезво понимают, что на это должно уйти не менее года, а не так, что сегодня проснулся с утра – и уже стоит новый сверкающий киоск. Нет. Должно быть выверенное композиционное решение. Ведь получается как? Предприниматели не всегда между собой координируют, разногласия происходят очень часто. Стоят вроде бы в одном ряду несколько киосков, но договориться не могут. Ну и цветовое решение: чтобы в исторической зоне они всё-таки были одного типа, а в другой – другого. В дизайн-коде размещения НТО всё чётко и по полочкам раскладывают, что, как, где, зачем и почему. Но ещё раз повторяю, для этого мероприятия, как говорится, должна быть обдуманная раскачка в течение года.

Высшая отметка – 360 баллов

– Возвращаясь к дизайн-коду и к вывескам: вас не раздражают баннерные вывески, которыми завешен, наверно, весь Псков? Я понимаю, что предприниматели у нас небогатые, экономят на вывесках, но тем не менее в центре города – и кто во что горазд!

– Я вам сразу скажу, что в дизайн-коде баннерное направление полностью исключено – от слова «открылись» до завешивания фасада целиком (есть такие примеры, будто бы под историю, но на самом деле это является рекламной продукцией). Что касается годичного периода в отношении рекламы, это произойдёт гораздо быстрее. Всё-таки рекламное поле ложится непосредственно на плечи предпринимателей.

– Вывески относятся к рекламному полю?

– Да. Если всё-таки в НТО заинтересовано небольшое количество предпринимателей, то на рекламном поле их в десятки раз больше. Так вот дизайн-код вывесок и рекламных конструкций действительно очень чётко регулирует зелёное пространство и зелёное поле, где это должно быть. Если говорить о баннерах либо больших рекламных конструкциях со словом «открылись», то дизайн-код это, конечно, полностью исключает.

– Год вы в должности. Можете прямо по пальцам – первое, второе, третье, четвертое – сказать, что вам за год всё-таки удалось сделать?

– Если остановиться на трёх крупных событиях, то, конечно, первым я отмечу возобновление работы градостроительного совета. Это действительно очень нужный орган, который состоит из творческих людей и специалистов, неравнодушных к процессам, которые происходят в городе. Я получил массу положительных откликов о том, что работа встала на свои рельсы. Второе, что мне удалось сделать, – это разработка индекса качества городской среды.

– Что это такое?

– При градостроительном совете созданы три рабочие группы по формированию индекса городской среды. Рабочие группы состоят из пяти-шести специалистов узкой направленности: то ли это озеленённые пространства, то ли это парки и скверы, то ли это общественные здания, то ли это торговый центр, то ли это жилые пространства. Каждая группа отрабатывает своё направление и оценивает территорию или объект по количеству баллов. Их должно быть в целом 360. Если объект не набирает 180 баллов, то есть половину, то на градостроительном совете это докладывается и принимается решение. Есть 36 критериев, каждый из них оценивается максимум в 10 баллов. С одной стороны, это покажется немного непродуктивным и нетворческим, но смею заверить, что это работа с подключением большого количества людей, и в том числе населения, которые играют в этом направлении одну из первых скрипок. То есть без учёта мнения горожан и населения вопрос не будет пройден.

– Я правильно понимаю, что, например, собираются возводить новый микрорайон и эти рабочие группы оценивают, достаточно ли зелёных насаждений по проекту, есть ли там социальная инфраструктура, транспортная инфраструктура? Если какая-то критическая отметка в 360 баллов пройдена, значит, с проектом всё хорошо. Так?

– Да.

– А можно ли оценивать точно так же уже имеющуюся заселённую территорию Пскова?

– Да. Но, конечно же, по некоторым параметрам индикатором будет минусовая, так сказать, расположенность, поскольку некоторые вещи уже сложно исправить. Но всё-таки, ещё раз подчеркиваю, необходимо набрать хотя бы 180 баллов.

Две беды и одно направление

– Три главные беды города Пскова, с точки зрения главного архитектора?

– Три главные беды? Наверно, одна из бед – это парковочные места. Мы все равно рано или поздно придём к тому, что город достаточно серьёзно перенасытится и появятся большие затруднения в передвижении. На мой взгляд, городу сейчас не хватает перехватывающих парковок. Центр не нужно загружать. То, что у нас не хватает обходных путей, – это тоже, в общем-то, тема для обсуждения. Например, при новогоднем мероприятии у нас город перекрывается в центре на три дня.

– Нет дублирующих объездных путей.

– Да. Но всё-таки по опыту других городов перехватывающие парковочные стоянки нужны. Они нужны уже, что называется, как воздух. Ну и вторая проблема – это создание веломаршрутов и всё, что с этим связано. Население более активно подключается к веломаршрутным мероприятиям, пересаживается на велотранспорт, но город не готов. Даже не город, а узлы не готовы. В последних проектах планировок, о которых я упоминал, эти веломероприятия везде учтены и, казалось бы, всё хорошо. Но доходим до какой-то узловой точки – и дорога заканчивается.

– Так и есть, да. Велосипедная дорожка: 300 метров – и всё.

– Эту проблему нужно сильнее освещать и над ней работать, чтобы соединить узловые точки в комплексное решение по пешеходным и веломаршрутным направлениям.

– Резюмирую: первое – перехватывающие парковки; второе – развитие альтернативных способов передвижения: это веломаршруты и нормальные пешеходная инфраструктура. И третье что?

– И третье – это, на мой взгляд, когда у нас проходят праздничные мероприятия, нужно быть к ним очень готовыми. Те же самые праздничные мероприятия и Ганзы, и Нового года. Так вот я коснусь ещё третьего направления, в котором мне за год всё-таки удалось продвинуться в этом отношении. Мной была разработана концепция новогоднего оформления на 2021 год, в которой чётко и подробно расписано, где должны происходить новогодние мероприятия, в каком красочном цветовом решении (должно быть пять основных цветов и два дополнительных цвета), и очень подробно расписываются те места, где это должно происходить, какая историческая тема должна быть заложена на этот год, и ряд зданий, которые необходимо осветить, преподнести более празднично и ярко. Касается это и транспорта – и железнодорожного (поезда должны быть так же красочно оформлены), и автобусных маршрутов. Соответственно, дальше и витрины, и оформление парков и скверов. Вот это третий момент. Я бы не сказал, что это недостаток и проблема, но вполне можно пошагово прийти к результату, может быть, не в этот год, а, как говорится, в процентном соотношении достаточно хотя бы реализовать сначала 50 процентов, потом – 30 процентов и 20. Я предполагаю, что за три года по такой краткосрочной программе мы всё-таки придём к более консолидированному праздничному мероприятию, где можно сказать: «Вот теперь горожане будут довольны!»

– Теперь правильно.

– Да, «теперь всё сходится».

Версия для печати

Сколько в Пскове необходимо построить новых мостов?

Проголосовать >>>
  • Сюжет
  • ПАИ-livе
У контактных людей анализы на COVID-19 берутся не ранее пятого дня – Нестерук Александр Нестерук: За информирование населения о результатах тестов на COVID-19 отвечают лечебные учреждения Тесты на COVID-19 проводятся в Псковской области в течение первых 48 часов после взятия анализов Изнанка работы с коронавирусом – ПАИ-live c главным санитарным врачом Псковской области Александром Нестеруком Научная конференция в Пскове, объекты ЮНЕСКО и спасение усадьбы Волышово – интервью с Алексеем Калиненко Публичные слушания по проекту стратегии развития Пскова до 2030 года (ЗАПИСЬ ЭФИРА) Ни одной тройни не родилось в Псковской области в 2020 году Более трёх тысяч земельных участков предоставили многодетным семьям в Псковской области В Псковской области нет проблем с выплатами пособий на детей от трёх до семи лет Публичные слушания по проекту стратегии развития Пскова до 2030 года ПАИ покажет в прямом эфире


Идет загрузка...