0
Культура

Держим кулачки - главный архитектор Псковской области о проектах в Пскове

Градсовет может только советовать или его заключения имеют решающее значение? Что считать серьёзным вопросом? Будет ли фонтан на площади Ленина и что станет с кинотеатром «Октябрь»? Об этом и не только Максим Андреев в эфире проекта Псковского агентства информации ПАИ-live пообщался с главным архитектором Псковской области Евгением Юрьевичем Шапкиным.

Бетонные атомы и формулы на скамейке

– Евгений Юрьевич, в первую очередь хотелось бы поговорить о проектах благоустройства Пскова. У нас тут небольшой «рояль в кустах» (мы сидим в сквере Кикоина). Мы уже говорили с вами о том, что есть проект реконструкции этого пространства. Расскажите об этом, пожалуйста. 

– Не совсем проект реконструкции.

Небольшая предыстория: в прошлом году Кристина Викторовна Кобызь из администрации города по программе приграничного сотрудничества проводила фокус-группу, в которой были представители с латвийской стороны и со стороны России. Фокус-группа была посвящена озеленению территории. Присутствовали специалисты из Петербурга с интересными лекциями, выступал главный архитектор города Евгений Скачков, архитектор и дизайнер Сергей Станкевич. Которым в конце был проведён круглый стол, где было решено взять какой-нибудь маленький сквер и решить, что с ним можно было бы сделать. Возникла тема сквера Кикоина.

В круглом столе участвовали преподаватели и студенты, был мозговой штурм, что могло бы быть. Конечно, был уклон в физику. Как раз в этом году на ремонт конкретно этого сквера выделены деньги и сейчас готовится конкурсная документация. В планах – провести ремонт этой осенью. Что касается решения пресловутой фокус-группы, основным решением была физика: все должно относиться к физике. Сам Кикоин долгое время был главным редактором журнала «Квант».

Заменить покрытия, убрать ступени для доступа маломобильных групп населения, заменить освещение световых опор, провести экспертизу елей, потому что они очень старые, сделать компенсирующее озеленение.

Самое главное – сама структура сквера. Сейчас мы видим три входа – они останутся: это некий треугольник. Если мы представим этот треугольник в плане, то он имеет вогнутые грани. Изображение как с обложки с концентричными кругами. Некая физическая позиция, некая физическая формула, которая взята за основу создания этого гениального плана.

Плюс планируется использовать крупноразмерное мощение для удобства маломобильных групп: это светлые и тёмные круги. Мощение, которое сейчас видим, – это старый советский гранит: нет желания его выкидывать, мы хотим его использовать. Сквер делится на две части: есть часть с памятниками, а есть за деревьями (газон с заборами). И если туда пройти, то там есть тропинки – транзит для пешеходов, чтобы люди не по грязи ходили, а по тропинке.

– Потому что они уже привыкли. 

– Да, логично использовать этот материал там и достичь некой экономии. Плюс вдоль фасада надо заменить асфальт помещения. Здесь мы видим автомобили, но если мы делаем нормальный сквер, то к нему должен быть доступ. Надо сделать запрещающий знак парковки либо бетонное ограждение, чтобы машины не могли припарковаться. Тем самым мы визуально облагораживаем и создаём нормальный для восприятия вид, облагораживаем сам сквер. 

– Вы меня поправили, когда я сказал про реконструкцию: это всё-таки капитальный ремонт. Я думаю, что наши зрители тоже понимают нюансы, где мы делаем что-то новое с нуля, а где просто обновляем покрытие, немного корректируем форму. Всё равно хочется увидеть необычные фишки, даже те же бетонные ограждения, которые появятся. Многие псковичи бывали в Тарту, где есть такие птички, которые стоят в старом городе и заграждают проезд автомобиля. Можно сделать модель атома из бетона. 

– Были такие мысли, они ещё не умерли: есть желание увязать сквер с темой физики. Существует идея, как поступить со скамейками. Скамейка – это решётка с воздухом, чтобы после дождя вода быстрее уходила и поверхность скорее высыхала. Может быть, если это будет одна, другая доска и сидение, то можно сделать узор из физических знаков и формул небольшого размера – 3-5 сантиметров. Проходя издалека, мы видим это как узор, но когда сидим на скамье, он отсылает нас к этой науке. 

– Сквер Кикоина – это маленький пятачок, и это не единственное благоустройство, которое в этом году должно если не появиться, то начать реализовываться. 

– Работы в сквере Кикоина запланированы на этот год. 

«Гномики» остаются

– Хотелось бы поговорить других проектах, которые должны стартовать, обсуждаются, корректируются. 

– Очень интересный объект в рамках программы приграничного сотрудничества – это благоустройство территории кинотеатра «Октябрь» напротив так называемых «гномиков» и площади Ленина, которое подлежит капительному ремонту. Планируется сделать все три объекта в едином стиле, чтобы ничего не выделялось.

В этом году в начале лета здесь Кристина Кобызь вместе со Станкевичем делали мероприятие в офисе «Команды 2018». Пришло порядка 50 человек – это были студенты, преподаватели, просто жители, представители комитета по охране наследия. Был проведён мозговой штурм, что могло бы быть, чего хотелось бы жителям, как они видят территорию «Октября». Был составлен некий протокол желаний, и родилась концепция, которая предусматривает различные общественные пространства и озеленение.

Мы с вами живём в городе, ходим по прямым улицам, везде здания, всё прямоугольное, в квартирах квадратно-прямоугольный коридор. Но нам всегда интересно выбираться из города и жить на природе, потому что там леса, поля. Надо сделать природную вещь, природный парк, причём его пространство должно делиться как на зелёные, так и на коворкинговые, общественные зоны.

Около «Октября» предполагается несколько площадок для открытых мероприятий и выставок, причём со сменой экспозиций. Это могут быть исторические и арт-выставки, посвящённые городу, стране, разным темам.

Что касается «гномиков», территория в ужасном состоянии, но их самих надо оставлять, может быть, отреставрировать, сейчас это обсуждается. В целом надо более удобно зонировать пространство. Многие высказались по поводу того, что около «Октября» всегда много людей, из-за двух остановок люди толпятся.

Хочется организовать пространство более рассредоточенное и более удобное, чтобы можно было посидеть на солнышке и укрыться под навесом от дождя. Этот момент предусматривается в концепции. 

– Вы меня успокоили по поводу «гномиков». 

– Я не говорю, что это будет в таком же виде, но они должны обязательно остаться. 

– Учитывая страсти вокруг Зелёного театра, «гномики» – это место встреч многих поколений псковичей. При том что мы понимаем, что они простецкие, но это символ и некая память для многих. 

– Я хочу добавить, что реанимируется городской совет: там немного другой состав, будет введён другой регламент проведения заседаний. Как раз на совете выносился этот вопрос, большинство голосов – за, нет категоричного отрицания. Людям, наоборот, понравилось, они поддерживают. 

На велосипеде да по берегу!

– Про градсовет мы с вами обязательно ещё отдельно поговорим. А сейчас уточню, мы говорим о части площади Ленина со стороны реки Великой? 

– Да, сама же площадь Ленина будет капитально ремонтироваться. Этот проект сделан давно, в следующем году должна быть реализация. 

– Там тоже будет замена прикрытий? 

– Да, площадь немного поменяется: будет замена покрытий, установка малых форм, подвод воды для будущего фонтана. Надеюсь, что этот фонтан будет. Газон с одной стороны сокращается, делается рекреационное пространство. Если будет фонтан, то там смогут собираться и дети. Сейчас площадь Ленина не несёт функции площади. Это транзитный сквер, людям негде задержаться. 

– Совершенно верно, там негде задержаться и нечего делать. Люди проходят в университет, на остановку и по своим делам. 

– Фонтан, конечно, спас бы, но это вопрос дальнейшего финансирования. 

– Фонтаны в нашем климате – насколько это востребовано? Предыдущий начальник мечтал о фонтанах, но всегда раздавались скептические замечания. У нас фонтан работает от силы пару месяцев, а всё остальное время это чаша, которая скапливает мусор и талую воду. 

– Не согласен, что всего три месяца. Сезон у нас проходит нормально, и погода хорошая стоит долго. Всегда захватывается и осень. Привычное понятие фонтана – это ветки и ещё что-то, он огорожен. Но если мы посмотрим на современные пространства в нашей стране и во многих городах, то почувствуем новые веяния.

Фонтан – это отверстия, из которых бьёт вода, но в мощении есть отверстия, и вода уходит туда. И когда жаркая погода, то для детей это серьёзное развлечение. Сам неоднократно был свидетелем происходящего в таких местах, это достаточно интересно. Возможно другое времяпрепровождение. 

– Поскольку у нас зашла речь об этом участке Пскова, нас не поймут наши зрители, если я не спрошу у вас, какие сейчас последние сведение о судьбе здания кинотеатра «Октябрь»?

– На кинотеатр «Октябрь» выделяются деньги, но я не знаю сколько. Город будет принимать решения и усилия, чтобы завершить этот проект. Бесполезно говорить об устройстве территории, если надо решить, что делать с кинотеатром. В планах всё это решить комплексно. По самому благоустройству в этом году должны произойти проектные работы. В следующем году будут выделены деньги уже на производственные работы по благоустройству. 

– Ещё один большой проект благоустройства – это левосторонняя набережная реки Великой. 

– Добавлю ещё про «Октябрь». Если мы берём со стороны Кремля, то там выраженный рельеф. Там есть лестница, возможно, раньше она использовалась, когда выходили из кинотеатра. Была идея, особенно студенты хотели, чтобы был сделан амфитеатр, где можно было бы присесть, книгу почитать, с кем-то пообщаться. Появилась идея оставить лестницу и привести её в порядок, а справа от неё сделать места для отдыха, чтобы они аккуратно вписались в этот рельеф и не трогали ландшафт. 

– Ещё один проект благоустройства – набережная реки Великой со стороны кампуса университета. Что появится там, когда и в какие сроки? 

– Да, глобальный проект! Немного предыстории: планировалось развитие этого берега вплоть до Борисовичей. Если город обладает рекой, то должны быть набережные.

Статистика говорит о том, что правильно сделанные набережные больше привлекают горожан и туристов, чем центральная часть, на них больше людей отдыхает. Если посмотреть с такой стороны, что у нас есть центр и вокруг него районы, некая «ромашка», то, получается, дороги перегружены, на них большой трафик. Если мы представим набережную, то это линейный объект, и мы перпендикулярно из каждого района попадаем на эту набережную. Соответственно, трафик другой, люди распределяются по набережной равномерно, главное – её зонировать, чтобы были общественные пространства, тихие, детские, транзитные зоны.

Это попытались сделать на набережной от Ольгинского моста до радиозавода на Комсомольской площади. Проект есть, он прошёл экспертизу, деньги были освоены. Комитетом по туризму была подана заявка на выделение средств из федерального бюджета, которая была принята, сейчас в течение осени ждём ответа.

Там очень большая сумма, получит область эти деньги или нет – неизвестно. К сожалению, возникла эта проблема в связи с пандемией, и мы держим кулаки.

После реализации проекта как раз появятся тихие общественные зоны, площадки для детей, смотровые площадки, территории вокруг храмов, которые подчёркивают их. 

– Там довольно крутой берег – набережная будет проходить сверху? 

– Да, она будет проходить сверху. Есть понятие охраны ландшафта, охраны памятников. Во время встречи с советом были выявлены проблемы, пришлось где-то жертвовать набережной. Здесь нужно понимать, что мы не будем бетонировать всё вдоль берега, нет! Рельеф однозначно остаётся. Набережная будет сверху, где-то она будет расширена, так как есть узкие по нормативам места.

На набережной будет пешая зона, велозона. Если развивать весь берег, то это будет новая связь других районов с центром. Можно будет на велосипеде подъезжать к Мирожскому монастырю по обустроенной дорожке. Хотелось бы иметь такой эффект. 

– Это, получается, отрезок от моста и в сторону радиозавода? 

– Да.

– Часть набережной, которая примыкает к кампусу, откуда ведёт дорожка к монастырю: там что-то будет меняться?

– В планах есть, но есть понятие охранных зон. Сейчас работаем совместно с комитетом по охране наследия. Нужно некоторые регламенты нормировать, потому что зачастую, почитав регламент, вообще ничего нельзя делать. Это ненормально.

Пятиминутные мнения не принимаются

– Вы были в Пскове. Что бы хотели видеть, чего вам не хватило?

– На первом месте стоит вопрос об общественном туалете: какая банальная вроде бы вещь, но туристам он нужен.

– Он нужен, прямо скажем, и псковичам.

– Второй вопрос – пункты лёгкого питания, чтоб можно было купить воду, мороженое детям. В некоторых местах города они есть, но не везде это сделано. Это надо исправлять. В планах есть некоторые концепции, как развивать город дальше в сторону Мирожского монастыря. Есть понимание развития территории у радиозавода – там уже проще: территория шире и всё это позволяет. Если идея хотя бы частично реализуется, городу будет огромный плюс. 

– Там место, очевидно, должно стыковаться с участком, который будет примыкать к парку «Россия – моя история»?

– Да, там, через Степановский лужок к «Аквополису» занята огромная территория, шикарная, с видом на реку, можно сделать потрясающую рекреацию, опять же увязать её с набережной и дальше с жилыми районами, которые сейчас не Псков, а развивающаяся деревня Борисовичи.

– Когда только презентовали этот проект застройки, там тоже были террасы и парковая зона. 

– Да, но почему-то его не реализовали.

– Как обычно, в плане есть детские сады, а в жизни за них приходится бороться. Тем не менее это колоссальная набережная через весь город, которая стала бы ещё одной важной артерией.

– Это многолетняя задача, конечно.

– Вы упомянули градсовет – хотелось бы поговорить об этом органе. Несколько лет он в Пскове не собирался и не функционировал. Одни говорили, что это хорошо: вечно они там начнут спорить, найдут какие-то моменты, к которым можно придраться. Другие говорят, что нужна экспертиза, чтобы не чиновники решали, красиво или некрасиво, на уровне «нравится – не нравится». Сейчас градсовет что-нибудь из себя представляет? Кто в него входит? Как часто он будет собираться, какие вопросы рассматривать? Самое главное, какие у него полномочия?

– По поводу полномочий: градсовет, архитектурный градостроительный совет, в законодательстве имеет рекомендательный характер. Но сейчас, как я говорил уже несколько раз, мы ведём серьёзную работу, чтобы это было на уровне закона, чтобы в отношении решения градсовета были основания архитектурного представительного органа.

Почему его решили возродить? Есть много моментов, где общественность не понимает, что происходит. Например, непонятно, как некоторые объекты возникли. Когда пошёл разговор о проектировании, а точнее о разработке концепции территории «Октября», совещались из-за «гномиков». Было принято решение этот серьёзный вопрос о центральной территории выносить на градостроительный совет.

Кто входит, точно вам не скажу. Есть депутаты, председатель совета, руководитель Союза архитекторов, представитель ВАЙПИ, конечно же, представитель охраны культурного наследия, главный архитектор города в моём лице. Знаете, там всё интересно задумано. Понятно, что участвует много разных общественных организаций, группировок, деятелей, которым можно голосовать.

Что здесь было придумано? Есть, например, представитель охранно-методического совета, или ВООПИиК, есть круг людей, соответственно. Всем членам строительного совета за определённое время присылают материал, таблицы с целью обсудить вопросы в своём кругу, даётся какое-то время. Эти вопросы пишутся, присылаются обратно – они анализируются. Когда раньше люди приходили, зачастую они знали только адрес того, что рассматривали, а что рассматривается, никто не знал. Это могло превратиться в пустую болтовню. А тут люди приходят подготовленные, соответственно, идёт конструктивный разговор и времени на это тратится гораздо меньше.

– Вы упомянули, что есть различные группы, достаточно развитое градозащитное движение и вы в процессе работы с этими людьми общаетесь, взаимодействуете. Как вы оцениваете, взаимоотношения с ними складываются? Насколько можно выстроить конструктивный разговор?

– Сначала, честно скажу, было сложно, потому что я человек не местный. Но отношения выстраиваются. Конечно, не со всеми, но с частью – да. Конструктивно общаемся с советами, архитекторами. Я вхожу в методический совет, участвую в рассмотрении, высказываю мнение – где-то со мной согласны, где-то не согласны. Я говорю, если кто-то выступает, нахожусь в обсуждении.

– То есть градсовет – это место для дискуссий.

– Если предварительно люди – члены совета посмотрят какое-то мнение человека, ознакомившись с ним, проанализируют ситуацию, у него есть беспристрастный взгляд на это дело и он нормально его высказывает, то градсовет воспринимает такое мнение, а не то что человек увидел, пять минут подумал и сказал. Это не подход к серьёзному объекту, потому вещи, о которых мы говорим, – градообразующие, фундаментальные, архитектура города, его будущее.

Критерии серьёзности

– Нельзя не согласиться, что ключевые для развития города вещи должны обсуждаться широко, в том числе и в СМИ. Псковское агентство информации, безусловно, готово в этом участвовать, предоставлять свою площадку и с вами и вашими коллегами выносить эти вопросы на обсуждение псковичей.

– Готовы сотрудничать.

– И рассказывать городу и миру, что же всех нас ждёт в ближайшее время и почему именно так, почему это решение экспертами-специалистами признаётся действительно удачным и хорошим.

– Градсовет не должен охватывать все объекты, это неправильно. Должны быть серьёзные объекты – по мере поступления таких объектов совет их будет обсуждать.

– А критерии серьёзности устанавливаются?

– Если мы говорим о капремонте – это несерьёзный критерий. Если мы говорим об «Октябре» – это серьёзный критерий. Если мы реконструируем, например, радиозавод, что с ним будет происходить, – это, бесспорно, градсовет. Если мы говорим о всяких витринах магазинов – тут есть уже дизайн, разработанный с вывесками, и работают другие органы, разрабатывают свои регламенты. Это всё ещё будет отрабатываться, потому что вся система новая. Первый раз градсовет прошёл, как я считаю, гладко, как хотели. Всё, что задумано, свершилось, чтобы не было недовольств, критики: сами понимаете, так бывает. Здесь всё прошло очень организованно, сама организация была сделана правильно.

– Этот орган только в рамках областного центра будет рассматривать объекты?

– Городской – да. Но опять же, как я ранее сказал, он носит рекомендательный характер, и я упомянул, что мы ведём работы, чтобы это узаконить. Со стороны области, со стороны управления архитектурного градостроительства мы ведём работу, чтобы был такой регламент ведения архитектурно-строительного облика города на уровне областного градостроительного совета.

Этот облик должен представлять собой некий буклет, в котором предоставлены архитектурные решения, генплан, типовые решения по цветам, материалам. Всё это должно быть решено, поэтому надзор должен проверять макет здания – и не только проектную документацию, чтобы исключить, например, появление лишних этажей: я знаю такие истории. Такие вещи нужно отслеживать, мы к этому стремимся.

– Уточню: это орган, который будет заниматься градостроительными вопросами в масштабе области? Или общественный орган не появится, но вы вырабатываете некие правила?

– Хотим сделать областной совет.

– Всё-таки совет. 

– Есть ещё и Великие Луки. Понятно, что не все объекты в аварийном, серьёзном состоянии и выходят на красную линию улиц как градообразующий объект. Не говорим про дом-коттедж, инвестиционный объект, который должен быть прописан в дизайн-коде. Это не дела градсовета.

Версия для печати

Готовы ли вы ездить на работу на велосипеде?

Проголосовать >>>


Идет загрузка...