Два матёрых и два прибылых. В Псковском районе прошла охота на волков

По подсчётам, себестоимость одного волка для охотничьего коллектива составляет не менее 50 000 рублей, а вознаграждение от государства едва покрывает лишь пятую часть затрат. Фото здесь и далее – из личного архива Игоря Филюшина.

Снежная зима – время охоты на волков. Совсем недавно охотники хвастались удачной охотой в Гдовском районе – и вот снова трофеи: охотники в Псковском районе возле деревни Рябово добыли четырёх волков. 

Председатель Псковского регионального военно-охотничьего общества Игорь Филюшин, который уже рассказывал ПАИ об осенней охоте на медведя, рассказал, как удалось поймать серых хищников.

Два матёрых и два прибылых

О волках мне сообщил Александр Токаренко, охотившийся в этот день в районе деревни Похвальщина Псковского района: сейчас на пушного зверя – лисицу, енота, волка – охота разрешена (с 1 октября до 28 февраля). Он в поисках лисов рано утром 6 февраля наткнулся на волчьи следы и позвонил мне.

По результатам объезда он предполагал, где и в какой части леса хищники остановились. Так как это угодья не наши, а общего пользования, то я сразу же обратился в комитет по природопользованию Псковской области, в охотничий отдел. Мне сразу же предложили организовать охоту. Начал собирать охотников, наши откликнулись, откликнулись соседи из общества «Динамо» – в общей сложности собралось около 40 человек.

Мы ещё раз на снегоходе объехали предполагаемый участок леса. Посчитали входные и выходные следы и пришли к выводу, что волки именно здесь. Решили немедленно обложить флажками и на снегоходах быстро, насколько это возможно, замотали участок. Светлого времени оставалось очень мало, охоту надо было форсировать, дали команду загонщикам стрелять в воздух сразу же, с началом загона. И уже через 10 минут на первый номер вышли три волка во главе с матёрым. Охотник, оценив возможности своего оружия, выстрелил в самого крупного и не промахнулся. Как выражаются охотники, «отстегнул матёрого»: этому волку, как чуть позже оценили по его зубам, было 5-6 лет. Два прибылых волка двинулись вдоль флажков и через сотню метров были добыты на соседних номерах.

Поясню: стаи волков строго ограничиваются одной семьёй и могут состоять из матерых (волчицы и волка-самца), прибылых волков (приплода этого года) и переярков (взрослых волков прошлогоднего вывода). 

Странная была ситуация. Волки – одни из самых умных хищников в мире и при возникновении опасности чаще всего разделяются и дальше передвигаются по одиночке. Но в это раз они разделиться не успели, или были какие-то для нас неведомые причины. Матёрые, опытные волки часто останавливаются, прислушиваются, иногда (в чащобе, буреломе) подпускают загонщиков близко к себе (до 30-50 метров), принимают самые правильные решения, куда бежать, и бывает, что проходят сквозь загон за спины охотников. Примерно через 30 минут и волчицу взяли. А ещё один волк, к сожалению, ушёл.

Снега в лесу по грудь

Охота оказалась скоротечной, но очень тяжёлой. Особенно досталось загонщикам (огромное спасибо всем семерым за проявленные выносливость и целеустремлённость). Снега в лесу сейчас столько, сколько уже давно не бывало: во многих местах по пояс, а в некоторых и по грудь. Встречались серьёзные ветровалы, очень много остатков старой, десятилетней давности, вырубки. Застрять, провалиться, сломать ноги и даже шею было вполне возможно. Признавались после охоты загонщики, что шли с огромным трудом и очень медленно, выбиваясь из сил, но с одной мыслью: лишь бы дойти. Дошли. Более чем успешная охота состоялась.

Мировой рекорд?

Это уже не первая охота на волков нашего коллектива в этом сезоне. Полтора месяца назад, в середине декабря, в Печорском районе возле деревни Лавры зафлажили несколько волков. И мы, наверное, установили мировой рекорд продолжительности охоты – три недели она продолжалась, шесть раз мы организовывались, каждый раз участвовало до полусотни человек, а на одной из этих охот собрались 103 охотника. Оклад (участок, огороженный флажками) был большой, все шесть раз мы его объезжали и убеждались, что волки выходили из оклада и вновь возвращались: вероятно, потому что матёрый всё это время оставался внутри оклада. А выходить и заходить им помогала погода: мокрый снег налипал на флажки, шнур прогибался, опускался, примерзал к насту, а иногда его под снегом и вовсе не было видно. Вот в этих-то местах волки и проходили туда-сюда. И каждый раз мы поправляли флажки, считали входы, выходы, тычки (подходы волка к флажкам и уход обратно в оклад). Из семи волков добыли шесть – два раза по два, два раза по одному, и две охоты оказались без трофеев.

По подсчётам себестоимость одного волка для охотничьего коллектива составляет не менее 50 000 рублей, а вознаграждение от государства едва покрывает лишь пятую часть затрат.

Себестоимость одного волка – не менее 50 000 рублей

Волки довольно плодовитые животные. Ежегодно в апреле-мае у волчицы рождается от 3 до 13 волчат, в среднем по 6-7 щенков. На территории нашего охотничьего общества восемь учётных маршрутов, зверя много, как хищного, так и копытного, и пушного. Но так обстоят дела далеко не везде, в охотничьих угодьях общего пользования диких животных совсем мало.

Вы писали в недавней статье о волках, что вознаграждение за каждого добытого волка составляет 10 000 руб. Этого очень-очень мало, да ещё и НДС 13 % надо из этой суммы вычесть. Мы подсчитывали, что затраты на волчью охоту колоссальные, волки очень дороги. Себестоимость одного хищника для охотничьего коллектива составляет не менее 50 000 рублей. Что нас заставляет тратить своё время, свои средства? Желание сохранить многообразие животного мира и, как это ни банально прозвучит, любовь к природе.

Если не регулировать численность волков, то они быстро, за десяток лет, съедят всех копытных и большинство других более мелких диких животных. Можете сами посчитать: волк в сутки съедает 3-4 кг мяса, в сытый год – до 1300 кг за год. И альтернативного питания волк не имеет, как медведь, например, который питается и ягодами, и орехами, и злаковыми. А если волки выбьют всех диких животных, то придут и в деревню за собаками, за домашними животными, создадут серьёзную угрозу для жизни и здоровья человеку. Бывает, страдаем и мы, охотники, теряя своих верных помощниц – охотничьих собак. Организовывая поиски пропавших собак после охоты, иногда находим лишь ошейники со средством электронного слежения.

Обе охоты нами были организованы для регулирования численности популяции волка, ситуация в Псковской области с этим хищником сейчас действительно сложилась опасная.

«С полем!»

Заинтересовали меня не только события на волчьей охоте, но и фраза, много раз встречавшаяся при общении охотников в социальной сети: «С полем! С полем! С полем!» Оказалось, что история этого выражения имеет начало сотни лет назад, когда на охоту выезжали ещё с гончими и борзыми собаками. И когда произносили: «С полем!» – поздравляли охотника с выездом в поле на охоту, позже так же поздравляли и с выездом на охоту в лес. Кто-то утверждает, что «с полем» поздравляли только охотника, чьи собаки взяли зверя. Но одно бесспорно, что это особенное и уважительное выражение в ходу только у охотников.

 

Николай Бесклёвный
Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...