О ситуации с безднадзорными животными – пресс-конференция в медиацентре ПАИ

16 марта в медицентре Псковского агентства информации прошла пресс-конференция, посвященная вопросам обращения с домашними и безнадзорными животными.

О том, насколько остро стоит проблема с безнадзорными животными в регионе и как ее решить, поговорили с заместителем начальника отдела ветеринарного контроля комитета по ветеринарии Псковской области Екатериной Егоровой, заместителем главы администрации Пскова Еленой Жгут и руководителем зоозащитной организации «Шанс» Марией Величко.

О ситуации с безднадзорными животными

– Екатерина Викторовна, скажите, пожалуйста, может, есть данные у комитета, насколько остро стоит проблема в регионе относительно безнадзорных животных? Может, есть какие-нибудь муниципалитеты, где эта проблемная ситуация особенно заметна?

Екатерина Егорова: На сегодняшний день ситуация, так скажем, с животными без владельцев на территории Псковской области, как и в целом на территории Российской Федерации, стоит очень остро. Это очень актуальная тема, которую до конца решить не получается. Я хочу начать с того, чем наш комитет занимается. В целом на территории РФ все вопросы в области обращения с животными урегулированы федеральным законодательством. А именно Федеральным законом № 498 «Об ответственном обращении с животными».

Многие граждане, которые звонят в наш комитет, в целом не понимают как всё происходит. Комитет получает заявки на отлов от граждан, они могут поступать как в письменной форме, так и в устной. В дальнейшем эти заявки мы направляем в наши подведомственные государственные бюджетные учреждения, а именно в ветеринарные станции. Это город Псков, Великие Луки и остальные районы. В дальнейшем наши организации должны провести аукционы. Если какая-либо организация специализированная, которая специализируется на отлове или содержании животных без владельцев, заявится на этот аукцион и будет заключен контракт между нашим учреждением и данной организацией, в этом случае заявка направляется в данную организацию и они исполняют эти обязательства.

– Но в любом случае заявки от граждан всегда выполняются, да?

Екатерина Егорова: В феврале этого года было очень много обращений от жителей Пскова, Дновского и Печорского районов. Вообще был очень насыщенный месяц, видимо, это связано с физиологической особенностью животных, когда собаки собирались в стаи, представляя угрозу для населения. За месяц порядка 30 обращений поступило. В основном они были в соцсетях. То есть не по телефону звонили. Очень часто поступают обращения на сайт губернатора и на его страницы в соцсетях.

Проблема сейчас остро стоит в связи с тем, что на территории области существует всего 11 организаций, которые занимаются отловом животных и в то же время их содержат. Мы называем их приютами, но это скорее места для передержки животных. Несмотря на это, животные в них содержатся долгое время, поэтому мы привыкли называть их приютами.

На самом деле, чаще всего они зарегистрированы как автономные некоммерческие организации, зоозащитные. В основном там работают волонтеры и люди, которые, можно сказать, на энтузиазме работают. Согласно законодательству, приюты для животных могут быть государственными, муниципальными и частными. На нашей территории нет ни государственных, ни муниципальных приютов, есть только частные. Кроме того, они расположены не во всех районах.

Они тоже не всегда работают с нами, поскольку количество мест для содержания животных ограниченно. Несмотря на то что в соответствии с законодательством данных животных нужно, если они не проявляют немотивированной агрессии, выпускать обратно в их среду обитания. Как люди, естественно, мы не приемлем это. Даже если они будут вакцинированы, если они будут стерилизованы, это не значит, что животное не проявит в дальнейшем агрессию.

– Екатерина Викторовна, вы сказали, что в регионе у нас есть определенные районы, где остро стояла эта проблема, это Дно, Печоры и еще…

Екатерина Егорова: Дновский район, Печорский район, в Гдове были жалобы очень часто. В конце прошлого года Струги Красные заполыхали немножко, были обращения. В Острове не меньше проблем несмотря на то, что там есть приюты. Проблемы есть там, где пунктов передержки и приютов нет либо они переполнены.

– Хотелось бы узнать, как у нас в Пскове ситуация обстоит? Елена Николаевна, вам хочу слово предоставить. Мы, как жители города Пскова, своими глазами можем видеть. Помнится, одно время действительно Псков страдал от этой проблемы, были стаи собак и так далее, но сейчас мы этого вроде не видим. Тем не менее есть точечные жалобы по поводу окраин. Скажите, пожалуйста, насколько актуальна проблема для города Пскова, как работает муниципалитет в отношении безнадзорных животных?

Елена Жгут: Что здесь можно сказать? На сегодняшний день, как и в предыдущие годы, в рамках выделенных бюджетных обязательств мы заключаем договоры на оказание услуг по отлову и содержанию животных без владельца на территории города Пскова. Такой договор у нас был заключен в прошлом году как раз с АНЗО «Шанс». Надеемся, в этом году этот договор тоже будет заключен.

Сказать, что проблема по отлову диких животных стоит очень в Пскове остро, наверное, нельзя. Все заявки отрабатываются, направляются в «Шанс», «Шанс» отлавливает, лечит, чипирует, стерилизует, проводит все необходимые операции, которые предусмотрены договором. Соответственно, за выполненные работы эти деньги оплачиваются АНО «Шанс».

Преступление без наказания

Что можно сказать по поводу того, что у нас очень многие люди содержат животных в ненадлежащих условиях? Есть у нас статья в Кодексе об административных правонарушениях, но, к большому сожалению, ни в прошлом году, ни в этом, ни одно физлицо у нас не было привлечено к ответственности. Эта статья требует видео- или фотофиксации. Кроме того, необходимо знать паспортные данные, фамилию, имя и отчество владельца. К большому сожалению, силами контрольного управления сделать это не представляется возможным. Необходимо привлечение полиции.

– Елена Николаевна, а на кого возложена обязанность по наложению штрафа? Этим полиция или муниципалитет занимается?

Елена Жгут: Обязанности как таковой нет ни у нас, ни у муниципалитета, ни у полиции. Но в Кодексе об административных нарушениях это существует, поэтому накладывать их могут любые должностные лица. А что касается органов местного самоуправления, если нам будет предъявлен паспорт, если мы будем знать фамилию, имя, отчество владельца, мы можем наложить этот штраф. К большому сожалению, когда человек гуляет и собака у него без поводка или без намордника и он нам не предоставляет никакие данные, то мы можем только вызывать полицию. Естественно, удержать его как-то до составления протокола – это сложный достаточно процесс, не всегда получается.

– А если собака на самовыгуле, как вычислить и доказать, кто ее хозяин…

Елена Жгут: Это практически невозможно. Поэтому мы в любом случае делаем заявку в «Шанс», если это все-таки бездомная собака… В любом случае, если они ее находят, они ее отлавливают. А дальше - если хозяин за ней обратился, наверное, возвращают; если не обратился, значит, действуют в соответствии с нашим договором.

– Все мероприятия проводятся ежегодно, есть выделенные средства на эти цели?

Елена Жгут: Безусловно. Да.

– А как заявки поступают к вам? Как лучше гражданам обращаться?

Елена Жгут: Граждане у нас сейчас очень активные, умеют пользоваться всеми видами связи. Это может быть и письменный запрос, и обращение на сайт администрации города Пскова, и на сайт губернатора. У нас еще и президенту любят писать. 

– Но, наверное, все-таки стоит по адресу обращаться? Или в комитет по ветеринарии.

Елена Жгут: Да, либо обращаться в администрацию города. Это будет эффективнее и быстрее, правильнее, будут приняты намного быстрее меры по отлову данного животного.

– На самом деле, если писать личное сообщение губернатору, главе администрации города и так далее, эта цепочка просто удлинится. Поэтому писать нужно напрямую, в комитет по ветеринарии или конкретно в администрацию муниципалитета. Или же звонить.

Сейчас хотелось бы поговорить с Марией Анатольевной, с человеком, который непосредственно этим занимается и знает все это изнутри. Марина Анатольевна, хотелось бы у вас спросить: на ваш взгляд, остро стоит эта проблема? Или все-таки градус ее уже снизился? Конечно же, хотелось бы еще узнать: собаки, которые к вам попадают, как часто бывают ситуации, что это действительно выпущенные на самовыгул? И вообще: как появляются эти самые бездомные собаки?

Мария Величко: На самом деле, смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с тем моментом, когда мы только пришли на работу и занялись этой деятельностью, это был 2015 год.... В свое время Регина Кадырова делала фильм, назывался он «По-человечески». Там начальник Роспотребнадзора города Пскова приводит цифры по укусам собак. Я по всем годам не помню уже, но помню рубежные: 2014 год – 120 укусов собак, 2015 – 115, если не ошибаюсь. Вот Вера Николаевна дала последние данные на 2021 год – 14 укусов. Цифры говорят сами за себя.

– Да, конечно.

Мария Величко: Это не потому, что граждане перестали жаловаться, наоборот, они стали более активны в этом отношении. Они очень активно и обращаются, и обсуждают этот вопрос. Насколько градус высок? Мы в свое время, как мы думаем, совершили ошибку. Когда мы начинали работать, мы думали, что, когда уберем основные стаи из города, градус отношения людей к бездомным собакам поменяется, что они станут более терпимыми. К сожалению, всё наоборот. Сейчас истерию вызывает любая собака, которая ходит по городу: «Она здесь ходит, а вдруг она на меня накинется?»

Мы были бы очень рады изъять вообще всех животных с улиц города и содержать их в приюте. Но, к сожалению, это не представляется возможным. У нас же несколько источников финансирования. Администрация города Пскова нас поддерживает, заключает с нами договоры. Псковский комитет по ветеринарии, это бюджет Псковской области. Жители города Пскова очень хорошо к нам относятся, помогают осуществлять свою деятельность. Вот из этих трех источников мы кое-как наскребаем средства на то, чтобы содержать приют и всех этих бездомных животных и выполнять манипуляции, которые необходимы. Если собрать всех животных, приют разрастется, не знаю, до тысячи голов с 240, которых мы сейчас содержим. И я вас уверяю, что это не решит проблемы.

Диких собак в городе нет

Уже, наверное, второй год мы отмечаем, что 99% наших подопечных – это бывшие домашние собаки. Диких собак в городе практически нет. Потому что с 2015 по 2018 год у нас велась очень активная работа по программе ОСВВ [способ обращения с бродячими собаками, известный как «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат. – Ред.], которую мы тогда приняли сами для себя, потому что понимали, что, имея в распоряжении пункт передержки, в котором на тот момент было всего 40 вольеров, мы никак не можем переломить ситуацию. А нам важно было получить результат, чтобы количество бездомных собак в городе снижалось.

На тот момент это была очень эффективная мера. Конечно, она привела к результату не сиюминутно, это был скорее итог работы даже не одного года, но сейчас мы видим, что это реально, если работать на результат. Я многие вещи читаю, говорят, что эта программа не работает. Хочу сказать, что программа не будет работать только тогда, когда люди этого не хотят. А когда люди честно выполняют свою работу, то результат будет. Где-то понадобится больше времени, где-то меньше. 

Мы просто пересекли все точки размножения диких собак в нашем городе. Собаки остаются, они проживают на улице Пожиговской, их там, по-моему, подкармливают, будки стоят.

– Но они стерилизованы?

Мария Величко: Стерилизованы. Они там живут, никуда не уходят, но местным работающим людям проблем не доставляют. Часто бывают заявки такого плана, как, например, на улице Новгородской, 12. Там очень много лет живёт черный пес. Он никого не беспокоит, кроме одного определенного человека, который начинает нагнетать истерию. Есть такая ситуация. Похожая ситуация на улице Ижорского Батальона, дом 5. Там в подъезде общежития живет пес. Его подкармливают, подстилки для него лежат, никого он не беспокоит, кроме почтальона, который не хочет туда ходить из-за того, что боится собак.

Честно говоря, подобные ситуации нас застают врасплох. Мы стараемся таких собак не забирать, потому что объективно они угрозы не представляют. Есть гораздо более острые ситуации: течные суки, свадьбы. Это то, на что мы должны реагировать, чтобы у нас ни в коем случае не увеличилось поголовье бездомных животных в городе Пскове и чтобы вся наша работа не сошла на нет. Поэтому вот, возвращаяюсь к вопросу, смотря с какой стороны посмотреть, насколько эта проблема острая.

– К сожалению, вы получили обратный эффект от этой программы. Теперь все знают, что у нас есть зоозащитная организация, начинают выбрасывать животных. Мол, есть зоозащитники, которые подберут, накормят, пригреют.

Мария Величко: Слушайте, да, ужасное количество.  

– Это мы видим, к сожалению, и во дворах. Люди просто переезжают в другую квартиру, оставляют. Летом дачники…

Мария Величко: Необязательно. Бывает, взяли щеночка: щеночек стал грызть, писать, не так себя вести, как они надеялись. И всё, быстро его на улицу. Ответственности никакой нет.

Вот тот же закон 498-й, например, не предусматривает регистрацию животных. Мы все до сих пор очень ждем этого. Почему-то Министерство сельского хозяйства включило в регистрацию всех: коров, быков, вплоть до пчел. Но почему-то выкинуло из этого списка кошек и собак. Бог с ними, с кошками, может, мы когда-то к этому придем, но собак нужно регистрировать, потому что иначе никакой штраф, никакая административная ответственность невозможна, пока у нас не будет привязки конкретного животного к конкретному человеку. Я с 2015 года на всех интервью говорю одну и ту же фразу.

Встречают по чипу

– Марина Анатольевна, как, на ваш взгляд, эффективно это сделать? Как должна работать привязка животного к человеку?

Мария Величко: Слушайте, должен быть наконец-то принят федеральный закон о регистрации, который сейчас господин Бурматов активно проталкивает. Регистрация животного – это чипирование. У нас все собаки в приюте чипированы. Чип – это не то, что на ушке, на ушке бирка.

Чип вживляется собаке в холку и остается с ней навсегда. Существует программа регистрации. Я не знаю, может, у нас наконец-то все-таки разработают нашу, отечественную. Но пока у нас есть AnimalFace и Animal ID, две программы, в которые заносится чип собаки и данные о владельце: адрес, фамилия, имя, отчество и телефон. При обнаружении собаки сканером считывается ее номер, забивается в поисковик, она выдает. Программа не бесплатная, аренда, по-моему, 5 тысяч в год. Чип стоит 100 рублей, мы покупаем.

– Наверное, здесь стоит очень серьезная проблема привязки животного к человеку, потому что у нас берут животных, естественно, никому даже не сообщая. И эта собака может жить год, не выходя на улицу, например, если они не хотят даже с ней гулять, и мы понятия не имеем, у кого какое животное.

Мария Величко: К сожалению, да. Вообще существует обязанность ежегодно прививать собак от бешенства. Это обязательство, кстати, тоже почему-то не работает. А так у нас сейчас такое есть: животных без чипа от бешенства не прививают. Ты приходишь с собачкой на прием, в первую очередь считывается чип, чипа нет – значит, собаке ставится чип, только потом животное вакцинируют от бешенства. 

– Очень хороший метод.

Мария Величко: Ну, да. Один из методов, почему бы и нет.

– Еще сейчас остро стоит проблема собак на самовыгуле. Я сама лично видела. Кажется, что это породистая собака, а иногда у нее нет даже элементарно ошейника. Может казаться, что это бездомная собака. Как вы думаете, как эту проблему можно решить?

Мария Величко: Точно такой же регистрацией, ответственностью, штрафами. У нас количество животных, свободно передвигающихся по городу, достаточно ограниченно, но у нас очень внимательные люди. Моментально появляются фотографии: либо нам на стену кидают, либо в группу, либо админам. И мы сразу видим, где какая собака появилась, в какой она кондиции. Частенько вешаем объявления на стену группы: ребята, видели такую-то собаку в таком-то районе. Кто-нибудь про нее что-нибудь знает? «А, да, это из Моглино, она все время там ходит» . Ну, тут мы ничего сделать не можем.

Екатерина Егорова: Позвольте, я соглашусь и добавлю от себя, что действительно проблема с животными без владельцев идет еще от бессознательности владельцев домашних животных. На сегодняшний день отсутствует, точнее, не предусмотрена ответственность за нарушение содержания домашних животных.

В статье 13 ФЗ № 498-ФЗ прописаны некоторые нормы, согласно которым владельцы должны правильно содержать своих домашних питомцев, вроде как там прописано, что он несет административную и уголовную ответственность. Но, допустим, на федеральном уровне не разработаны ветеринарные правила по содержанию домашних животных. И, к сожалению, в Кодекс об административных правонарушениях также не внесены статьи, по которым можно было бы привлекать виновных.

Вот это самая большая проблема. С учетом того, что на наш комитет также возложены полномочия по региональному надзору в области обращения с животными, мы должны проводить проверки, выезжать к владельцам животных. И сегодня мы можем только вести профилактическую беседу какую-то, разъяснения давать, но, к сожалению, привлекать мы пока не можем.

– Хорошо, но скажите, пожалуйста, можно ли получить помощь в профилактике? Например, к вам обратятся жители одного из многоквартирных домов, конкретно зная, кто где живет.

Екатерина Егорова: Да, конечно, было так.

– И к муниципалитету у меня вопрос: Елена Николаевна, можно ли вам позвонить, попросить как-то воздействовать на хозяина собаки?

Елена Жгут: Да, к нам такие обращения поступают неоднократно, что собак содержат ненадлежащим образом: не выгуливают либо собака на балконе обитает. Очень много обращений по содержанию в квартирах большого количества кошек. Мы, конечно, выезжаем. Беседуем. Объясняем. Если жилье муниципальное, то у нас больше рычагов давления, вплоть до выселения. А если это жилье в частной собственности, то только профилактическая беседа, что животное обязательно нужно содержать в надлежащих условиях. Кто-то на это реагирует. Кто-то нет. 

Бабушки с большим количеством кошек, видимо, в силу возраста и физических своих возможностей не всегда на это реагируют. Тем не менее, выезжаем. И выезжаем неоднократно на определенные адреса. Мы их уже знаем. Немножко это помогает. Но соседи все равно жалуются.

Как и говорили коллеги, нет серьезных штрафов за это… Я считаю, что бороться с таким ненадлежащим содержанием животных можно только штрафами. Вот изъять его можно, хотя механизма изъятия тоже как такого нет, но это следом влечет за собой уход и содержание животного, на что тоже не всегда и у муниципалитета, и у области есть деньги. Тем более у «Шанса» тоже очень ограниченный бюджет. Поэтому, конечно, хотелось бы именно принятия закона на федеральном уровне и больше рычагов местному самоуправлению в плане штрафов. Потому что когда накладываются штрафы, люди относятся к этому более или менее адекватно, это бьет по карману, поэтому люди, наверное, понимают, что выгоднее содержать животных в надлежащем состоянии.

–  Сколько стоит чипирование на сегодняшний день? Наверное, это не очень дорого? Должно быть доступно, как минимум чтобы не отбить желание у людей.

Мария Величко: У нас одно время, кстати, была программа бесплатного чипирования, это было достаточно давно, 2014-15 годы, мы еще попали в нее, была три года эта программа.   

Екатерина Егорова: Да, если бы была разработана на федеральном уровне, то как таковая процедура была бы бесплатная, только брали бы за какой-то осмотр, недорогие такие манипуляции…

Мария Величко: Мы чипы закупаем, у нас стоит 100-120 рублей. Сейчас не знаю, что будет в связи с новой обстановкой. А так – 100-120 рублей. Плюс еще сканер нужно будет купить, он 5 тысяч рублей стоит, но он вечный. Батарейки меняй – и вечно работает.

Екатерина Егорова: Добавлю, что за 2021 год к нам поступили материалы дела от отдела внутренних дел полиции, порядка 150 обращений. Все они в основном направлены на владельцев домашних животных. Жалуются на соседей, поскольку животные без присмотра находятся, на самовыгуле. Частенько возможны и нападения, и укусы… Достаточно много обращений по данным фактам поступает, но мы направляем только разъяснения. Где-то мы можем выехать, поговорить. Но проблема в том, что не каждый гражданин пустит нас на свою территорию. А чаще всего это все-таки районы, частный сектор,  войти туда достаточно сложно. Люди не всегда идут на контакт.

– Но это надо, как минимум, с правоохранителями туда выезжать…

Екатерина Егорова: Так правоохранительные органы нам перенаправляют эти материалы дел. Потому что мы как бы ответственные за надзор в области обращения с животными. В конце прошлого года в Государственную Думу внесен законопроект о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях, все-таки статью выносят за нарушения, требования, предъявляемые к содержанию животных. Но мы не согласны со штрафами. Очень минимальные штрафы, 500 рублей на гражданина. Это, знаете, такое себе воздействие.

– По вашему мнению, надо побольше?

Екатерина Егорова: Ну да, знаете, это все-таки… Кусают детей маленьких, нападают на людей. Тут нужны меры пожестче.

– А я бы хотела узнать не о содержании собак, а непосредственно о тех, кто находятся в приюте. Во-первых, приют – он же не резиновый. Всех вместить вообще невозможно. А оказывается ли какая-то помощь «Шансу», и если да, то каким образом, может, в популяризации этого западного опыта, когда все семьи с детьми, которые хотят собаку, они не в питомники едут, а в первую очередь в эти вот приюты. Я понимаю, что есть собаки разные: есть и старые, и слишком крупные для дома. Но наверняка что-то можно подобрать и для семьи. Как в этом направлении, проводится ли работа?

Мария Величко: В год мы пристраиваем порядка 120 собак. Это мало, к сожалению. И в последнее время, наверное, в связи с коронавирусом и с последней обстановкой собак перестали брать совсем. Мы уже из последних сил выбились, решили дать рекламу на телевидении. Очень обидно, но она не помогла. У нас бывают рекламные ролики по радио, их можно услышать на радиостанции «Дорожное радио» и «Русское радио». Была реклама на телевидении, по-моему, три месяца мы рекламировали, думали, что сейчас народ к нам как пойдет, как будет собак брать! Ничего подобного. К сожалению.

Очень обидно, они растут в приюте, у нас очень много хороших собак, у нас минимум дикарей, мы их никогда не пристраиваем. У нас нет такого желания впихнуть собаку лишь бы куда. У нас часто приезжают за беленькой девочкой – и уезжают с черненьким мальчиком. Потому что мы объясняем, что вот эта собачка, конечно, очень красивая, замечательная, но она именно вам не подойдет. К вашим условиям содержания, к вашему темпераменту. Ну не совсем все так плохо, что собак не берут вообще. Мы стараемся, у нас объявления в группе «ВКонтакте» идут. Раньше еще все соцсети, которые возможно, мы продвигали. Опять же, на телевидении нам всякие скидки дают и радио какие угодно, пытаются продвинуть. А сейчас ПАИ опять возобновило рубрику «В добрые руки», будут рекламировать наших собачек, может, кого-то все-таки кто-то увидит. Жалко собак, потому что большинство из них хотят жить с людьми, они готовы к этой жизни. Не знаем, надеемся.

– Была одно время какая-то акция в «Шансе», когда можно было бы приехать, помочь погулять с собакой. 

Мария Величко: Это постоянно действующая практика.

– Просто мне кажется, что это очень хорошая вещь, если на эту прогулку приглашать семьи с детьми, то, наверное, после того, как ребенок погуляет с какой-то собакой, уехать без нее будет достаточно сложно.

Мария Величко: Уезжают и без собак. Каждый человек же адекватно оценивает свои возможности. Может он содержать собаку или не может. Я, как многолетний собаковладелец, могу сказать – это сложно, ты должен свою жизнь заточить и под собаку тоже. Свои отпуска, свои больничные, свои задержки на работе. Это объективно тяжелый труд. Это огромное удовольствие и море любви, но это и тяжелый труд, это надо понимать. Те же штрафы, пусть бы не такие большие. Пусть лучше люди, которые не готовы брать собаку, ее не возьмут. Потому что не нужны потом эти страдания на улице…

Одно дело дикая собака, она живет на улице, ее так мама воспитала, они знают, где им спрятаться, где покушать найти. А вот это существо, которое оставили, оно там и стоит и вообще не понимает, куда идти. Поэтому у нас сейчас, кстати, ОСПВ и сошло на нет практически. Потому что бывших домашних собак мы не можем взять с этого места, простерилизовать, привить и поставить их обратно. Потому что это животное не может себя обеспечить в условиях города. Мы с удовольствием всегда стерилизуем и отпускаем животных, когда они живут на улице, у них есть кормилица, когда у них есть где жить. Такие собаки тоже есть, так называемые любимцы двора, любимцы предприятий. Мы всегда только за, когда нам звонят и говорят: стерилизуйте нам собачку, она у нас будет жить и будет все хорошо, главное, чтобы она не плодилась. Только за!

Версия для печати

















Как вы относитесь к идее ввести четырёхдневную рабочую неделю?

Проголосовать >>>

Идет загрузка...